Грани судьбы - Страница 7 - Форум
MENU
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 9«1256789»
Модератор форума: Sea 
Форум » Скриншоты и сериалы » Ваши сериалы и истории » Грани судьбы (легкий коктейль из фэнтези, приключений и романтики)
Грани судьбы
Дата: Вторник, 16.07.2013, 03:38 | Сообщение # 61
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
Грани Судьбы. Глава 8. Тайны камня и древа



Прошел час. Эдвин бесцельно качался на стуле, рассматривая кусочки того, что раньше было магическим шаром. Наконец он заставил себя встать и подмести осколки. Следующим шагом должен был стать разговор с Галатеей. Как минимум, эльфийке стоило рассказать, что Вики разбирается в борьбе с вампирами. Как максимум... наверное, просто помириться. На большее волшебник сейчас не рассчитывал.
Оттягивая неприятную беседу, Эдвин аккуратно поставил на место веник и совок, бросил прощальный взгляд на композицию из осколков в мусорном ведре и направился к апартаментам девушки. При взгляде на ее дверь, молодым волшебником вновь овладели сомнения. «Что я ей скажу, да и захочет ли она вообще меня видеть?»
Но ведро с осколками шара никак не выходило из головы. Если так и стоять в нерешительности перед дверью – жизнь может превратиться в такие же осколки… Если еще не превратилась, конечно. «Я сам заварил эту кашу из лжи и недомолвок, значит мне и есть», - «подбодрил» себя маг постучал и негромко позвал:
- Гала, это я.
Некоторое время из комнаты не доносилось ни звука, но маг терпеливо ждал. «Она не спит», - Эдвин был в этом уверен, и оказался прав. Спустя пару минут, в замке щелкнул ключ, и эльфийка открыла дверь. Она не была взволнованной или злой, напротив, ее лицо было спокойным. Не подчеркнуто равнодушным, а скорее отрешенным и немного усталым. Такое же впечатление производила и окружающая обстановка.
Во время прошлого путешествия маг часто бывал в комнатах своей возлюбленной. Обычно она снимала небольшие помещения в зеленых тонах с множеством цветов, скорее напоминавшие рощу друида, чем нечто, приспособленное под жилье разумного существа. Посереди этих импровизированных джунглей эльфийка, не особо заботясь о порядке, разбрасывала свои вещи и книги в "естественной гармонии с природой".
Теперь глазам Эдвина открылась совершенно противоположная картина.
Огромная полупустая комната, почти зал, с бледно голубыми, будто покрытыми изморозью обоями. На полу - девственно белый ковер. К этому холодному великолепию прилагалась утонченная эльфийская мебель в светло серых тонах: высокая и тонкая, как сосульки. Эдди вздрогнул. "Неужели это из-за меня Гала решила превратить себя в ледяную статую?"
Единственным, что напоминало о прежней Галатее в этой комнате, был стаканчик на подоконнике с небольшим зеленым ростком. Волшебника кольнула совесть, и он хмуро перевел взгляд в другую сторону.
Но совесть лишь утвердилась в своем триумфе: противоположную стену украшала грифельная доска, исписанная расчетами по высшей магии превращения. Это означало, что девушка не так уж и плохо разбиралась в фундаментальной магии. «Значит», - мрачно подумал маг: «И здесь я ошибся. Когда же я перестану ошибаться в людях?»
Эдвин поежился, он хотел противопоставить себя этой морозной темнице. Поэтому волшебник, побрезговав диваном и стульями, уселся прямо на белоснежный ковер.
- Гала, я не хотел ссориться. Ты права, у меня есть пара идей, кому же присутствие моей не в меру скромной персоны в мире живых действует на нервы.
- Продолжай, - сухо ответила эльфийка.
- Это очень непростой разговор...
- Я в любом случае не собираюсь сдавать тебя Ривару.
- А почему? - Эдди порадовался возможности поменять тему разговора.
- Ты очень удачно сменил внешность, - раскусив его замысел, съехидничала девушка.
- Раскрою тебе страшную тайну, - решился маг, - боюсь, заказчиков вполне устроит моя симпатичная женская головка плюс, разумеется, история о моем преображении. Они еще и премию выпишут.
- Все настолько серьезно?
- Боюсь, что да. Можешь смело убивать меня, не опасаясь за награду.
Молодой маг храбрился и снова превратился в слегка нагловатого всезнайку с крайне циничным взглядом на мир. Эта маска, которую он носил долгие годы, уже почти слилась с его лицом. Но, в последнее время, проверенная методика психологической защиты давала сбой за сбоем. Та ночь изменила волшебника навсегда, и даже привычные вещи больше не устраивали этого преображенного Эдвина.
- Эдвин, я не предаю друзей, - снова серьезно ответила Гала. - Но ты должен рассказать мне, в чем дело, иначе я вряд ли смогу помочь.
- Ты действительно считаешь меня своим другом? – изумился (но и обрадовался) маг. - Я не лучший кандидат на эту роль. Я предал всех, кто был мне дорог...



Маг опустил голову и уставился на белоснежные ворсинки ковра. Видимо, эти слова тронули Галатею, по крайней мере, тон ее голоса стал гораздо теплее:
- Сурово сказано, я почти поверила и помчалась к Ривару.
- Тебя проводить? – как можно невиннее спросил Эдвин. Стрела попала в цель, девушка улыбнулась, и маг, уже более решительно, продолжил:
- Кстати, кто-то обещал мне на ночь заплетать косички.
Волшебник искал (и нашел) подходящий повод свернуть разговор.
- Ах, вот зачем ты пришел?! - Рассмеялась Галатея и перешла от слов к действиям.
Эдвин млел от легких прикосновений эльфийки к его волосам. Магу показалось, будто в воздухе повеяло весной, а изморозь на обоях зазвенела в ушах веселой капелью.
Волшебник вернулся к реальности, лишь когда Гала, хихикая, подвела его к зеркалу.
- Что ты со мной сделала? И это, по-твоему, называется дружбой! - Эдди начал вовсю возмущаться, глядя на свое отражение. Стараниями девушки от его загадочного вида не осталось и следа. А хмурое выражение лица в сочетании с такой прической выглядело комично.
- Теперь рассказывай, кому же ты перешел дорогу?
Расчет девушки оправдался на все сто процентов. Все еще ошарашенный Эдвин не сумел придумать ни одной более-менее правдоподобной версии и с трудом выдавил:
- Тайцам, я сознательно провалил задание. Думаю, они просто заказали меня Ривару.
- Так, так, что же приказывали тебе соотечественники?
- Это я пока не готов обсуждать, извини. Обещаю, ты все узнаешь, позже. - Эдвина трясло, маг боялся, что Галатея надавит и вытянет историю до конца. Тогда эльфийка точно не простит его - время откровений еще не настало. Их отношения и так, будто пьяный акробат на канате над пропастью, с трудом балансируют, и каждый шаг может стать последним. С другой стороны, раз тайцы решили уничтожить Эдвина, они могли послать к эльфийке нового убийцу. Врожденная хитрость вернулась к магу:
- Гала, - обеспокоенным голосом произнес он:- тебе тоже стоит подумать о безопасности. Ривар узнал, что я остановился здесь. Теперь он наверняка решит, что ты меня скрываешь.
- Я никогда не забываю об осторожности, особенно, когда связываюсь с целой кучей агрессивно настроенных вампиров, но спасибо за заботу.
Эта фраза эльфийки напомнила волшебнику, что он собственно собирался сказать ей:
- Да, чуть не забыл. Вики рассказывала, что до встречи с нами сражалась с вампирами на своей Родине. Неделя как раз прошла, возможно, она уже пришла в себя и сможет что-то подсказать.

***



На следующее утро по совету Эдвина вся компания направилась навестить Виконию.
Джахейра встретила друзей тепло, но, как и в прошлый раз, с легкой грустью. "Что же все-таки у нее случилось?" - недоумевал Эдди. Раньше целительница была гораздо словоохотливей. "Ну, Вики-то из нее все вытянет и расскажет мне", - успокоил себя маг.
Оказалось, что темная пришла в себя еще вчера вечером, но Джахейра сурово объявила: еще как минимум месяц Вики должна соблюдать строгий постельный режим. Да и длительные визиты эльфийке пока тоже на пользу не пойдут.
Эдвин про себя усмехнулся, ему казалось что и дюжина демонов вряд ли сумеет удержать неугомонную беловолосую красотку в кровати, когда ей там надоест.
В некотором смысле он оказался прав. Викония удобно развалилась на кушетке, а на белые простыни поглядывала с явной брезгливостью.
- Наконец то! - поприветствовала она вошедших. - Я уж подумала - умереть мне сегодня от скуки под бдительным оком этой рыжей фурии. - Эльфийка кивнула в сторону целительницы.
- Ну, ну, - укоризненно погрозила пальцем Джахейра. - У вас пятнадцать минут. Иначе смерть будет отнюдь не от скуки. И это не шутка.
Викония пригляделась и наконец, заметила Эдвина. Вернее, его новую внешность. Маг уже собирался сделать шаг вперед и, подавив внутреннее сопротивление, представиться, как темная закатилась смехом. Она хохотала, запрокинув голову, даже не пытаясь прикрыть лицо, как сделал бы всякий культурный таец. Хуже того, ее смех подхватили Минк и Амоен. Эдди весь зашелся краской от стыда. Он ненавидел, когда над ним смеялись . Маг костерил Виконию, себя и того умника, что изобрел этот трижды проклятый артефакт. Он подошел ближе к постели, чтобы хоть как-то унять Вики и прекратить этот цирк, где главным гвоздем программы был он, тайский маг. Но тут темная неожиданно ухватила его за плечи и быстро провела руками вниз и вверх по новому телу волшебника.
- Настоящая, - все еще давясь от смеха проговорила темная эльфийка, - Не иллюзия, ты – настоящая женщина, Эдвин. Чтобы меня разорвали драконы! С тебя разговор, дорогуша. И не опускай никаких подробностей.
Друзья расположились полукругом у кушетки и пересказали все случившиеся с ними за эту неделю события. Маг рассказал свою часть истории крайне сжато и пунктирно. Во-первых, он обиделся на темную, а во-вторых, не секретничать же при всех?!
Когда Вики, наконец, перестала подкалывать Эдди, Гала перешла к делу:
- Викония, скорее всего, на тебя напал вампир.
- Пока мои воспоминания о схватке – будто в тумане, - наморщила нос темная: - но, возможно. По крайней мере, такая теория объясняет быстроту движений этой странной женщины. Я почти ничего не успела сделать. Только рефлекторно активировала антимагический блок.
...Легендарная антимагия темных эльфов... их секретное ноу-хау. Ни одна другая раса в мире так и не сумела добиться подобного эффекта. Сами же темные утверждали, что это врожденная способность, дарованная их мрачной богиней... Все эти мысли быстро пронеслись в голове Эдвина и он спросил:
- Вики, ты говорила, что сражалась с вампирами на своей Родине?
Эльфийка чуть смущенно улыбнулась:
- Честно говоря, я сама в рейдах ни разу не участвовала, но один мой близкий друг действительно убивал эти проклятых природой созданий.
Маг хмыкнул.
- Эдвина, - темная тут же подхватила переделанное имя волшебника: - тебя интересует, на сколько близкий? Вот выздоровею и могу устроить наглядную демонстрацию, между нами, девочками, разумеется.
Но Гала пресекла начинающееся веселье очередным вопросом:
- Может, нам попробовать найти твоего друга?
- Неплохая идея, - кивнула Вики, - но всем вам спускаться в пещерный город категорически не стоит. С Эдвином и Миском никаких проблем быть не должно. Келдом, на сколько я знаю, участвовал в войне против нас, его могут вспомнить. Амоен...
Эдвин умоляющим взглядом посмотрел на подругу, и та, мгновенно отреагировав на его взгляд, с энтузиазмом добавила:
-... у него слишком консервативное и благочестивое воспитание. К тому же, - Вики незаметно подмигнула магу, - Может возникнуть проблема оргий. Точнее, проблема обязательно в них участия. И это не говоря про темные кровавые жертвоприношения.
- А если я их мечом, - насупился молодой паладин. Он сообразил, что темная подтрунивает над ним, но выбрал совершенно неверное средство обороны. Викония тут же ответила:
- Это они тебя мечом. А потом на алтаре Ши наши девочки тебя залюбят досмерти. А если вдруг они не справятся, то подключатся мальчики.
Смущенный и побагровевший паладин поднял руки в знак полной и безоговорочной капитуляции (что принесло Эдвину несколько приятнейших мгновений), а Вики продолжила:
- Ну, Аэри, ясное дело, в пещерах делать нечего. Любой светлый там - враг по определению.
- А я? - вскинула голову Гала.
- Ты будешь полукровкой.



- Даже малому гоблину очевидно, что во мне нет ни капли человеческой крови!
- Ты меня не так поняла. Скажи, какая ты эльфийка? Светлая?
- Ну разумеется.
- Посмотри на себя в зеркало. Где твои золотые волосы? Но, с другой стороны, они не белоснежные, как у нас, темных, а черные, как ночь. Я видела много эльфов и темных и светлых, но брюнета - ни одного. Где твои лазурные, как небо летним днем, глаза? Они темно синие, точно вода в омуте. Да, не фиалковые как у нас, но это еще не все. Ты проводишь много времени на солнце, а твоя кожа остается такой же белой, как у статуи Фелитари в храме. Взгляни на Аэри, как пылают румянцем ее щеки, а твои? Но в твоей коже нет и синеватого отблеска подземелий, как у нас. Ты не знаешь, кем были твои родители, и никогда не стремилась узнать. Ты никогда стремилась в эльфийские священные леса, чтобы ощутить полное единение с растительным миром. Гала, ты подсознательно всегда знала правду, так же как и то, что однажды твоя кровь заявит о себе.
Викония произнесла эту речь абсолютно спокойно, будто пересказывая старую замыленную байку. Волшебник же поразился стройности аргументации своей подруги, а еще более – тем, что такая простая мысль не пришла ему в голову самому. С другой стороны, это ничего кардинально не меняло в раскладе. А потрясенная Галатея уточнила:
- Так вот почему ты никогда не бросалась в меня своими фирменными шутками про светлых эльфов! Мол «дуб-дубом», «деревом родился – головешкой помрешь», «не прикидывайся пнем – уж больно похоже получается» и так далее. Ты с нашей первой встречи считала меня полукровкой?
- Разумеется.
- А почему же не сказала раньше?
- Если сразу знать все секреты – жить будет неинтересно, - в своем неповторимом стиле усмехнулась темная.
Не зная, что возразить, Галатея погрузилась в себя. А любопытный Эдвин спросил:
- Но при чем тут эльфийские леса?
Аэри дружелюбно ответила:
- Это тяжело объяснить человеку. Но мы, эльфы, связаны с миром гораздо сильнее вас. Поэтому и живем дольше - мы можем впитывать изначальную силу природы, расцветать заново весной, а зимой хранить энергию лета. По легенде все эльфы родились в священных лесах, выросли, будто деревья. Именно там связь ощущается ярче всего. Будто стакан, из тонкого стекла, и так до краев наполненный водой, опускают в реку. Вода внутри и снаружи, грань почти не заметна. Каждого эльфа притягивает этот лес, светлого по крайне мере. Быть может, если его вырубить, умрем и мы. - Закончила она печально.
На долю секунды в душе Эдвина проскользнуло что-то вроде сочувствия, или, даже сопереживая, но он быстро подавил эту ненужную (а, значит, вредную) эмоцию и поинтересовался:
- А как же темные?
- Мы решили не зависеть от столь ненадежной силы, как лес. – вмешалась Викония, - И сумели перестроить себя, зачерпнуть силу из самой сути мира - камня. Это дало нам легендарную антимагию и независимость от времен года. Мы всегда одинаковы. Но светлые посчитали предательством и оскорблением природы такую трансформацию. Началась война, нам пришлось спуститься в пещеры. Аэри упустила одну немаловажную деталь - эльф не просто чувствует свою стихию, находясь на родной территории он может обратиться к ней за помощью, взять часть ее силы. Светлые поняли, что под землей преследовать нас бесполезно и глупо, боевые действия угасли сами собой.
- Интересная история, я всегда думал, что это эльфийские сказки, - подвел итог Эдвин. - Значит, если ты права, Гала почувствует, что она полукровка, когда окажется в священном лесу или в ваших пещерах?
- Не совсем так: она и так чувствует свою связь с любым лесом, в ней ведь есть кровь светлых эльфов. Но, спустившись в наши пещеры, она ощутит и вторую свою сторону.
- Но, наверное, Галатее не стоит говорить, что она не знает, кто она и откуда. Надо придумать хорошую легенду? - вступил в разговор Миск.
- Хм, я тебя недооценила, - улыбнулась варвару Вики. - Конечно же, нужна история.
- Может, светлые взяли мать Галатеи в плен? - предложил Амоен.
- Да, да, а потом изнасиловали пять раз и зверски убили, - зло рассмеялась темная эльфийка. - Жалость хороша только для вас, поверхностников. Для нас она - лишь проявление слабости. Легенда должна быть абсолютно другой, к примеру: Темная богиня приказала своей жрице, матери Галатеи, соблазнить короля светлых и родить полукровку им на погибель. Воспитываться ребенок должен был на поверхности, в качестве испытания его силы воли. Или, чтобы научиться мыслить как светлые, а потом нанести неожиданный удар в самое слабое место. Разумеется, все предписания богини были скрупулезно исполнены, и теперь Галатея возвращается на свою истинную Родину, чтобы обрести еще большее могущество и сделать что-то великое и ужасное. Или, хотя бы, подлое и омерзительное. Подробности сами придумаете.
- Ребята, пятнадцать минут давно прошли, - прервала беседу Джахейра. - Виконии пора отдохнуть.
В задумчивости друзья один за другим вышли из комнаты. Эдвин решил чуть задержаться и посекретничать с Вики о печали друидки. Но вместо ответа Темная лишь озорно дернула его сзади за веревочки корсета, лучась от собственной выходки. И заявила, что затягивать надо гораздо сильнее. А потом, ничуть не смущаясь, предложила продать историю Джахейры за «настоящую» (именно так она выразилась) историю преображения Эдвина. Волшебник уже почти согласился (благо он уже и так рассказал чистую правду), но друидка решительно выгнала его из комнаты.

***



После визита к Виконии, Галатея, взяв у Келдома все необходимые бумаги и направилась в магическую башню. "Надеюсь, Эмми уже перевезли из тюрьмы, перед походом в подземелья я должна с ней повидаться." - не терпящим возражений тоном заявила она.
Эдвину показалось, что эльфийка просто ищет повод остаться одна и подумать. Но маг не забыл о возможных убийцах и, упирая на свое давнее знакомство с Эмми, навязался в компанию. Они молча дошли до башни, и внутри Эдди, видя, что эльфийка еще не примирила между собой свое новое и старое я, взял разговор на себя:
- Мы бы хотели увидеться с Эмили Сенье, ее должны были доставить сегодня.
- Сейчас посмотрим по картотеке, - формально заявил секретарь, перелистывая бумаги: Вы - родственники?
- Я - ее сестра, - соврал на всякий случай Эдвин, не дав Гале раскрыть рот. - А это наша общая подруга.
Сама постановка вопроса показалась магу странной. Если Эмми не заключенная, а всего лишь принудительно обучается магии, почему к ней не может зайти любой приятель?
- Хорошо, сейчас я позову лечащего ее целебного мага.
- А что с Эмми? - не выдержала эльфийка.
- Думаю, это вам лучше объяснит специалист.
Вскоре в холле появилась пожилая магичка, секретарь кивнул ей в сторону "девушек".
- Очень хорошо, что вы пришли, - дружелюбно улыбаясь, поздоровалась женщина. - Может, Эмили узнает родные лица, и это будет толчком к выздоровлению. Бедная девочка! Магический всплеск очень жестоко сказался на ней. Но пойдемте, сейчас я вас отведу.
Гала чуть заметно ударила Эдвина локтем в бок и выразительно скосила глаза. Он еще в таверне понял, что эльфийка не очень верит в выброс. Значит, торговец и правда сделал что-то с Эмми? Маг быстро кивнул. Надо держать ухо в остро. История становится все более загадочной…
Эмили лежала на полу посреди комнаты, будто отгораживаясь рукой от чего-то, видимого ей одной.
Эмми! - Гала испуганно бросилась к подруге.
Но целительница опередила ее, умелым заклинанием переместив девушку на кровать, даже не переставая причитать:
- Да что ж с тобой, деточка случилось? Такая молодая, красивая. Не надо на полу лежать, простудишься. Смотри, подружки твои пришли, беспокоятся. Узнаешь их?
Эмили сложила руки на животе и невидящим взглядом уставилась в потолок.



Целительница перевела взгляд на посетительниц и развела руками:
- Стоит мне выйти - тут же на пол ложится. И будто борется с кем то. Я уж сколько успокаивающий заклятий использовала - не помогает. Бедняжка! Ее душа где то очень далеко от нас. Но в нашей башне очень сильная целительная школа - сделаем все возможное. Ее ведь только ночью привезли. Надо подобрать курс лечения.
Эдвин понимающе кивнул:
- Мы ей ничем помочь не сможем. А здешняя башня действительно славится целебной магией.
- Да, - печально согласилась эльфийка, - но как же так получилось?
- Иногда так бывает, девочки. Выплеск - очень загадочное явление. Даже теоретики – тайцы не разобрались в нем до конца. Но чаще всего, психика возвращается в нормальное состояние. - Попыталась ободрить «подруг» пожилая волшебница: Вы приходите еще через несколько дней.
Все трое двинулись к выходу из комнаты, но Эмми внезапно села на постели. Ее лицо приняло абсолютно безумное выражение, и девушка совершенно безэмоциональным тоном заговорила:
- Гала, он ошибся. Он искал тебя, а не меня. Но, жди, он поймет и вернется. - Эмили перевела взгляд на мага и продолжила: - Эдвин, если схватишь счастье за хвост, ты никогда себе этого не простишь. А если толкнешь его в пучину судьбы – и ты научишься плавать.
После этой запутанной речи девушка чуть мотнула головой, закрыла глаза и безвольно рухнула обратно на кровать. Целительница наложила на нее сонные чары и тихо вывела гостей из комнаты.
Странно, - уже в вестибюле башки задумчиво произнес Эдвин: все это кажется бредом, но как Эмми меня узнала? Конечно, Викония тоже узнала меня сама, но то – хитрый темный эльф, а не плохо обученная девушка.
- Надо будет собрать информацию об этом торговце. Попросим тех, кто останется здесь, заняться этим, - задумчиво заметила Галатея
- Ты хочешь сознаться Келдому, что это вряд ли был выброс.
- Да, даже из малого семени лжи может вырасти целое дерево. – Задумчиво протянула эльфийка.
«Даже лес», - добавил волшебник про себя.

***



Весь вечер и ночь друзья провели в сборах. Вики прислала записку с примерной картой подземелий и целой кучей бесценных советов. К утру измученные Галатея, Эдвин и Миск буквально засыпали на лошадях, зато были готовы к встрече с чем угодно, вплоть до стаи обезумевших от голода драконов. А, довольные собой, Келдом, Амоен и Аэри отправились их провожать до ближайшего входа в пещеры.
В пути, как это ни странно, ничего существенного ни приключилось, и на третий день к полудню вся компания подъехала к пограничной заставе. Заметили друзья ее издалека. Да и сложно не обратить внимания на огромные, высотой в четыре человеческих роста, створки ворот, петли которых были намертво вбиты в камень. Судя по характерному зеленоватому отливу, ворота были сделаны из сплава какого-то металла с мифриллом. Это придавало материалу антимагические свойства.
Вокруг ворот подковой, обращенной открытой стороной к скале стоял форт. У стен форта был вырыт ров с частоколом острых, как кинжалы, кольев. В центре форта стояла сторожка солдат, над которой располагалась трехъярусная башня. Все бойницы башни были обращены к скале, а на крыше мерзли на ветру наблюдатели и трубачи местного гарнизона.
- Мощно, - похихикал Эдвин. – Они бы сюда еще пару легионов солдат нагнали. И денег побольше вложили. Лучше бы пригласили магов.
- Зря смеётесь, - урезонил его Келдом, - По штату в этом укреплении полагается иметь трех боевых магов и одного мага-целителя.
Подумав, паладин добавил:
- Мы, люди, очень не любим темных эльфов. Может быть, даже слишком.
- Интересно, как же Викония сумела миновать такую охрану? – удивилась Аэри, глядя на ворота.
- Вряд ли она воспользовалась этим парадным входом, - рассмеялся Эдвин. - Скорее всего, из пещер есть и менее популярные выходы, а может, один из темноэльфийских магов помог ей пройти сквозь стену пещеры.
- Но зачем же тогда защищать ворота, если темные и так могут пройти?
- Один-два эльфа мало что смогут сделать Неферису, - снова ответил Келдом. – А массово сквозь горы они не просочатся. Или придется использовать магию, которую засекут наши наблюдатели из форта.
-А внутри скалы, там такой же пост, только темных эльфов? – продолжала спрашивать Аэри. Видимо, ворота произвели на нее сильное впечатление.
- Нет, темные воюют не так как люди, - продолжил охотно пояснять пожилой паладин. - Чем глубже спустишься в пещеры – тем сильнее становится их магия. А их города расположены так глубоко, что их сильные маги и жрецы могут чувствовать приближение врага, и отправляют свои армии именно туда, куда нужно.
- Но ты говорил, что участвовал в походах в пещеры. Как же вы тогда сражались, если они всегда знали ваше местоположение.
- Аэри, - Келдом улыбнулся: - Искусство войны – это целая наука. Существует множество стратегий, как можно победить в такой ситуации. Например, можно действовать очень быстро, чтобы враг не успел воспользоваться своей осведомленностью. Или, заранее быть готовым к решительному отпору и обеспечить большой себе численный перевес. Или, еще проще, действовать на нескольких оперативных направлениях, чтобы враг не понимал – откуда исходит основная угроза. Но воевать с темными на их территории всегда непросто. Да и зачем Неферису их пещеры? Люди все равно не захотят там жить.
- Поэтому проще отгородиться от опасного соседа мощными воротами, - поняв, к чему клонит Келдом, подвела итог золотоволосая эльфийка.
Паладин удовлетворенно кивнул:
- Именно, с тех пор, как мы поставили антимагические ворота, темные больше не устаивают набегов на нас, а мы – на них.
- Теперь все сложнее снискать себе славу, разве что дракона искать, - шутливым тоном добавил Амоен: - а когда и они переведутся, где ж искать подвиг бедному паладину? Как прославить красоту своей прекрасной дамы?
- Но, но, - в тон ему, шутливо погрозил пальцем пожилой паладин: - не перевелось еще зло в мире. На твой век подвигов точно хватит.
Так за разговором они и подъехали к несшим службу стражникам. Офицером форта оказался паладин, старый знакомый Келдома. После пышных приветствий пожилой паладин без утайки рассказал новости своему соратнику об убийствах в Амне и о возможном появлении вампиров. Слово Келдома оказалось вполне достаточным основанием для того, что пропустить троих отважных путешественников сквозь ворота. Более того, местные солдаты пообещали свою помощь и поддержку. До последнего не потерявший надежду спуститься в пещеры Амоен расспросил паладина о последних новостях из нижнего мира. Но, к огромному удовольствию Эдвина, молодой рыцарь так и не сумел найти предлога присоединиться к Галатее. С какой стороны не крути, получалось, что он или нарушает суровый кодекс ордена, или темные его обязательно убьют за несоблюдение их жестоких законов. Мало того, его присутствие ставило под угрозу всю экспедицию. Солдаты рассказали Амоену местную шутку: что такое человек, спустившийся в пещеры? Свежее мясо. Эльф – деликатес. Маг – мясо с сюрпризом. А паладин – мясо в горшочке. Молодой паладин чуть заметно вздрогнул, и дал убедить себя.



Наконец, настал суровый миг прощания. Вздохи, слезы, объятья, обещания, - все это пронеслось мимо Эдди как сотня бабочек, в миг выпущенных из огромной банки: ярко, эмоционально, красочно, но не оставив после себя никакого следа.
Наконец, створки ворот со скрежетом распахнулись перед тремя путешественниками, и их взглядам предстала лестница, уводящая куда то в абсолютную тьму. Последний раз рефлекторно обернувшись, они зажгли факелы и начали спуск. Под ногами была широкая камена лестница без перил. Однако кто бы не построил этот спуск (будь то гномы, темные эльфы или люди) упасть с нее было нельзя: края упилась к скалу.
По совету Вики, Эдвин и Галатея переоделись в более соответствующие местным обычаям наряды. Глядя на черное, кожаное, подчеркивающее фигуру платье эльфийки, Эдди сперва спускался в приподнятом настроении. Но постепенно мрачность пейзажа и усталость взяли верх, а конца лестницы так и не было видно. Друзья решили сделать привал на одной из огромных лестничных площадок: предстать без сил перед суровыми обитателями пещер было бы абсолютно нерациональным.
И тут из окружающей тьмы появились трое. Вернее, они почти что материализовались. Без шума, без света и без применения магии…



Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Вторник, 16.07.2013, 05:38 | Сообщение # 62
Статус Звезды
Группа: Администраторы
Сообщений: 1222
Статус:
Потрясающе!!! Скрины - безупречны, волшебны))) Текст - изумителен))) Все больше затягивает меня твоя история, столько тайн... юх-ху... Ничего себе поворотик, оказывается Галла наполовину светлая и темная - очень интересно))) Во попал, так попал Эдвин, теперь что, он так и будет всю жизнь пребывать в теле женщины - вообще кошмар... Положенице, не позавидуешь))) Любимая девушка рядом, так близко, а прикоснуться к ней, ощутить ее тепло тела - никак нельзя((( полный облом, сочувствую ему)))
Ничего себе оконцовочка... интересно, что же теперь будет...

Жду проду))) 11


My second home - Toronto


Сообщение отредактировал Sea - Вторник, 16.07.2013, 06:04
 
Дата: Вторник, 16.07.2013, 07:52 | Сообщение # 63
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
Sea, спасибо, раз тебе нравится - тогда выложу еще))
Цитата
Галла наполовину светлая и темная - очень интересно

С ней все даже еще сложнее))
Цитата
Во попал, так попал Эдвин, теперь что, он так и будет всю жизнь пребывать в теле женщины - вообще кошмар... Положенице, не позавидуешь)))

Ну, не всю жизнь, но долго, и это его несколько изменит.
Цитата
Любимая девушка рядом, так близко, а прикоснуться к ней, ощутить ее тепло тела - никак нельзя

Ну, в принципе то можно, но Эдди такой вариант не особо нравится;)
Сейчас выложу еще, как захочешь еще продолжение - пиши)


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Вторник, 16.07.2013, 07:53 | Сообщение # 64
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
Грани Судьбы. Глава 9. Сны подземелий



Три силуэта медленно приближались к друзьям. Они двигались неслышно и плавно, будто тени. Но, приглядевшись получше, Эдвин понял, что это вполне живые существа, а точнее – темные эльфы, двое мужчин и женщина. Просто они были одеты в черное и их силуэты сливались с окружающей тьмой. Кроме того, Эдвин заметил, что лица темных покрашены какой-то краской и почти не заметны. Лишь белки раскосых глаз слабо светились во тьме, да чуть заметные кисти бледных рук придавали хоть какие-то индивидуальные черты этим силуэтам. Все трое жителей подземелий выглядели не очень дружелюбно. Мужчины почти беззвучно обнажили мечи, а женщина, осторожно прячась за спины спутников, поглаживала заряженный магией посох.
- Поверхностники! – Едко бросил один из эльфов, а лица его спутников растянулись в ухмылках. - И что же вы здесь делаете? В пещерах солнышко не греет, цветочки не растут... Или вы хотите добровольно сдаться в рабство?
Галатея решительно сделала шаг вперед:
- Во мне течет ваша кровь. Я пришла домой.
Темная эльфийка, вероятно, жрица или волшебница, прикрыла на секунду глаза и уверенно произнесла:
- Это может быть правдой. Думаю, нужно отвести их к Верховной.
Видимо, именно она была главной в этой компании, мужчины не стали оспаривать решение, убрали оружие в ножны, и лишь молча указали уставшим Эдвину, Гале и Миску на уводящую вниз лестницу. Галатея согласно кивнула и ободряюще улыбнулась своим спутникам. «Первая встреча с темными могла пройти куда менее приятным образом», - про себя согласился с возлюбленной Эдвин. «Странно, что Гала сразу не заметила их, ведь эльфы, что темные, что светлые прекрасно видят в темноте. Возможно, их прикрывает магия? Тогда почему я ее не чувствую? Или это и есть родство темных эльфов с камнями?»
Один из эльфов двинулся вперед, остальные двое замкнули отряд сзади и все шестеро направились вниз.
«Будто почетный караул», - подумал Эдди: «Или, вернее, стража. Ведущая преступника на эшафот. Только стража не человеческая, чеканящая шаг под дробь барабана, а чисто эльфийская: тихая, почти незаметная и смертельно опасная». Ассоциация с последним маршем на казнь подчеркивалась окружающим мраком и давящей тишиной, сквозь которую пробивались только тяжелые шаги Миска, едва слышные шаги Галатеи и слегка заплетающиеся шаги самого Эдвина.
Молодой волшебник непроизвольно вздрогнул и зябко поежился. По пару секунд он забыл о своем новом теле, почти запнулся из-за непривычного центра тяжести, и только вовремя поданная рука Галы спасла его от пренеприятнейшего и позорнейшего падения. Еще секунда, и волшебник просто покатился бы вниз по лестнице, задевая всеми частями тела ступеньки, путаясь в своем платье и потеряв свои сумки. Но Галатея крепко удержала его и почти нежно прошептала: «Хорошо, что ты не надела туфли со шпильками, дорогая». Эдвин густо покраснел, и Миск усмехнулся. Магу с невероятной силой захотелось подойти к варвару и пнуть его сзади со всей дури. Чтобы этот хвастливый, тупоумный, агрессивный, невоспитанный мешок мяса скатился вниз по лестнице, гремя топором и пустой головой. Чтобы он призывал своим зычным голосом всех богов своей Родины (а они, разумеется, молчали бы в ответ). Чтобы темные эльфы хохотали над этой неуклюжей детиной, тыкали в него пальцем, а варвар, прервав, наконец, свое падение, сидел бы на ступеньке и плакал, размазывая слезы по лицу, и униженно просил бы о помощи. Эдди так тщательно представил себе эту ситуацию, что его охватило приятное чувство, предвкушение грядущего унижения своего обидчика. Он уже почти решился на эту провокацию, и даже приблизился к варвару сзади (заметив, кстати, что темные эльфы с интересом наблюдают за его перемещениями), приготовившись угостить Миска смачным пинком. Но тут маг заметил, что тот весь дрожит, будто в лихорадке. Эдвин озадаченно остановился, но потом механически продолжил спуск. «Что с ним?», - недоуменно подумал волшебник: «Этой горе мускулов ведом страх?». И тут Эдди сообразил, что, если пещеры оказывают такое тягостное воздействие на него, академически образованного тайского мага, друга Виконии, то каково же Миску?! Варвары привыкли к широким просторам своих степей, к яркому палящему солнцу, висящему прямо над головой. В крайнем случае, к улицам городов и высоким потолкам кабаков. Но пещеры… «Видимо», - предположил про себя Эдди: «У нашего Миска резкий приступ клаустрофобии».
Всякое желание пинать и унижать варвара полностью выветрилось из головы волшебника. Наоборот, он почувствовал что-то вроде сострадания к бедному человеку, волею судеб попавшему в неприятную для него ситуацию. И при этом Миск не жаловался, не стонал, не спотыкался, а лишь плотно сжав губы, делал, шаг за шагом, по этой бесконечной лестнице. Механически, как голем или зомби.
Подчиняясь неожиданному порыву, Эдвин догнал варвара, положил ему руку на плечо и тихо прошептал: «Всё будет хорошо». Миск насупился (расстроившись, что кто-то заметил его страх), и сухо кивнул в ответ. Но глаза варвара лучились от такой признательности, что маг совершенно растерялся.
Эдвин еще никогда не совершал подобного рода поступки, никогда не поддерживал слабого и не произносил слова ободрения. Это противоречило всему образу жизни тайца, всем правилам, канонам, привычкам и этике. Ведь падающего надо подтолкнуть! Только так у него есть шанс научиться летать. Или, еще лучше, проигнорировать.
Глубоко задумавшись над своим внезапным порывом, маг уставился на ступени и двинулся всё дальше и дальше.
Эти ровные ряды одинаково вытесанных из камня ступеней будто стремились свести путников с ума – им не было конца. Монотонные повороты, полутьма и прохладный застойный воздух уже не раздражали: они подавляли любую мысль и эмоцию. И оставался только шаг. Один, другой. Левой, правой. И повторить эту процедуру десять тысяч раз. Или миллион?
Но постепенно в пещере стала ощущаться магия, а из темноты наконец показались очертания будто вросших в своды зданий. Все строения расположились на небольших, висящих в воздухе площадках, соединенных друг с другом узкими мостиками и бесчисленными лестницами. Тут и там город подсвечивали мерцающие волшебные фонари, будто стайка заблудившихся светлячков, упорными руками темных скрупулезно рассаженных в банки. Из естественных и искусственных стен били фонтаны, их вода стекала по площадкам вниз и стелилась по дну пещеры темно синим шелком. "Как глаза Галатеи", - почему то вспомнились Эдвину слова Вики, произнесенные всего несколько дней назад. А здесь, глубоко под землей казалось, будто прошла уже целая вечность.
Через два часа (или два дня?) мучительного спуска лестница наконец-то закончилась широкой площадкой, и друзья оказались на дне громадной пещеры. Не привыкший к длинным пешим переходам Эдвин уже валился с ног от усталости. Галатея тоже явно выбилась из сил, и только гордость заставляла девушку двигаться вперед. Один лишь Миск тщательно изображал бодрость и с деланным любопытством вертел головой по сторонам.



Внезапно усыпляющую тишину взорвал визг Галы.
Огромный паук тянул к эльфийке свои мохнатые лапы. Когда Эдди обернулся, девушка уже атаковала тварь волшебной стрелой. Но клинок одного из темных оказался быстрее магии и со свистом рассек тушу твари пополам.
- Да, вот из-за них мы и не строим дома на дне пещеры, - весело рассмеялся эльф, вытирая зеленую кровь паука с меча: устали, поверхностички? А у нас тут клевать носом нельзя - а то заклюют. Держитесь, скоро придем.
"Что это он так подобрел?" - удивился про себя Эдвин, вспоминая рассказы Вики о жестокости ее сородичей. Но сейчас мага гораздо больше интересовала мягкая кровать, чем все темные эльфы вместе взятые. Можно даже жесткая кровать. Подойдут также гамак, спальный мешок, стог сена или просто тюфяк. Ну, а если ничего подобного не найдется, хотя бы пологий камень. Чтобы можно было растянутся на нем, закрыть глаза и поспать. Вон, вроде и подходящий экземпляр лежит неподалеку…
Наконец усталые путники добрались до города. Эдди ожидал, что их тут же поведут на аудиенцию к Верховной, но он ошибся. Темные дружелюбно предложили друзьям остановиться пока в "гостевых" домиках. Причем каждому был выделен его собственный, стоящий на отдельной площадке небольшой особняк. Эдвин хотел было возразить, что им вполне хватит и одного на всех. Но сил спорить уже не было.
И маг лишь недовольно сверкнул глазами, глядя, как один из эльфов уводит Галатею в ее новое жилище.
"Как-то подозрительно он на нее смотрит", - слегка уколола мага ревность. "Да и по одному убить нас будет гораздо проще", - добавила свою лепту осторожность. Но второй эльф, слегка подхватив Эдвина под локоть, тянул в другую сторону, где, по идее, ждала кровать. И Эдди сдался.
По дороге волшебник для очистки совести старался считать лестницы, повороты и мостики, но вскоре запутался. Когда темный открыл перед ним дверь одного из домов, и перед глазами Эдвина предстал широкой мягкий диван, он, забыв обо всем на свете, почувствовал себя в раю.
- Спальня на втором этаже, - участливо пояснил эльф: думаю, Верховная пришлет кого-нибудь за вами завтра, а пока отдыхайте.

***




Эдвин проснулся на огромной роскошной кровати. Шелковые простыни нежно ласкали кожу рук, а едва ощутимый аромат легких благовоний приятно щекотал ноздри. Но как именно он сюда попал? Память на отрез отказывалась подсказать это молодому волшебнику.
"Надеюсь, я не заснул прямо на глазах у того подозрительно доброго эльфа? Или, хуже того, не грохнулся в обморок?" - с ужасом подумал маг.
Он рывком сел на постели, вызвал световой шар и огляделся.
Спальня оказалась небольшой, очень богато обставленной. «Пожалуй, она не уступила бы апартаментам моей матери в Тае», - удивился Эдвин. Тут имелись в наличии и шикарные фарсинские ковры на полу и на стенах, и обитые бархатом и атласом кресла и роскошный шкаф из красного дерева, и даже серебряная умывальница с зеркалом и набором ароматических масел и трав. «Не хватает только вина и прекрасных женщин», - ухмыльнулся Эдвин, встал и тут же наткнулся на ведерко со льдом, в котором покоилась бутылка марочного вина. А рядом стоял хрустальный сервиз. «Вот это да», - протянул про себя Эдди, и задорно улыбнулся: «Ну, теперь остались только прекрасные женщины». Но тут взгляд мага случайно упал на зеркало, откуда на него с любопытством смотрела приятная девушка в мятом платье.
Мага будто ударила молния, и от его благодушного настроения не осталось и следа. «А вот, кажется, и прекрасные женщины», - фыркнул он и отвернулся от ненавистного образа.
Все тело болело. Мышцы - от вчерашней прогулки по лестнице, ребра, от корсета, который со всей силы впивался в них. "Ну, по крайней мере, романтической ночи с темным у меня явно не было", - ехидно подбодрил себя маг и по привычке взглянул в окно. Темнота... Только редкие огоньки одиноких фонарей мерцали в непроглядной ночи.
"Тут никогда не наступит утро... " - с этой мыслью волшебник окончательно проснулся.
"Так", - продолжил он рассуждения, приводя себя в порядок и магией снимая боль: "Темные зачем-то разделили нас. Но, как минимум, я жив и не связан. Может, заперт в этой роскошной темнице?"
Эдвин толкнул дверь спальни - открыто. Спустился вниз и проверил дверь на улицу. Та так же оказалась незапертой. Быстро перекусив лежащим на столе печеньем, но не рискнув тронуть вино (вдруг что?), волшебник решил отправиться на поиски друзей. Какое-то смутное беспокойство никак не хотело отпускать своего пленника. «Судя по словам Виконии, нас должны были в лучшем случае разместить в темнице. И уж точно запереть. Вряд ли Вики решила нас просто постращать. Значит, им от нас что-то надо. Или кто-то. Но кто или что?
Не успел волшебник выйти из дома, как появился вчерашний эльф, точно из под земли вырос:
- Госпожа! Хорошо выспались? Вы свежи и очаровательны, будто водяной бриллиант, сияющий в неровном свете факела! Верховная готова вас принять, позвольте проводить?
Надеюсь, вы успели позавтракать?
- Вполне, - осторожно ответил маг. Он не знал правил местного этикета и решил пока, по-возможности, помалкивать и отвечать уклончиво или двусмысленно.
Темный эльф, между тем, продолжил:
- Вчера совершенно забыл представиться, это было непростительным упущением. Элдреен, к вашим услугам.
Неожиданно быстрым движением темный взял руку волшебника и галантно поцеловал.
Рефлекторно отстраняясь, Эдди сквозь зубы прошипел:
- Эдвина, очень приятно. А где мои спутники?
- Не извольте беспокоиться, они сейчас тоже подойдут к центральному храму.
Через некоторое время действительно появились Галатея и Миск так же в сопровождении эльфов.

***



Центральный храм темных походил скорее на необработанную пещеру. С потолка свисали причудливые сталактиты, навстречу им поднимались сталагмиты, кое-где они срастались в сталагматы, окружавшие углубление в центре пещеры своеобразными несимметричными колоннами. По краям этого импровизированного зала располагались две грубые вырезанные в камне лестницы, уводящие на другие этажи храма.
Вскоре по одной из них спустилась молодая хрупкая эльфийка в откровенном наряде с длинными, почти до пола, чуть розоватыми волосами, уложенными странными хвостами и косами.
- Здравствуй, Галатея, - произнесла она рассеяно, обращаясь к девушке. - Богиня довольна, когда ее кровь возвращается домой, пусть и в столь оригинальной форме. Но у нее пока нет для тебя особых поручений. Пусть Нолаэр найдет вам дело, ему не хватает рук.
Закончив говорить, эльфийка развернулась обратно к лестнице и исчезла столь же грациозно, как и появилась.
"Нолаэр..." - именно так называла Вики своего друга-охотника на вампиров. "Совпадение?" - не переставал удивляться Эдвин. "И почему Верховная не поинтересовалась "историей" Галатеи? Или эльфы уже спрашивали девушку, именно для этого и разделив компанию?".

***


Нолаэр оказался тем самым эльфом, который накануне убил напавшего на Галатею паука, а потом показывал ей дом. Как и другие темные, он был высок и строен, бледная синеватая кожа, белые, как снег, волосы, высокие скулы, фиалковые глаза. Но теперь его взгляд больше не казался ледяным, а, скорее, слегка лукавым, как у Виконии. Как и Вики, он оказался веселым и общительным, и шутил не переставая. Он тут же нашел друзьям место в своей команде по патрулированию пещер и обороне подступов к городу от опасных созданий. А потом пригласил всех в свой особняк отметить вступление на службу.
Но ни легкое эльфийское вино (интересно, откуда темные его берут здесь в подземельях?), ни изысканные лакомства так и не подняли Эдвину настроение. Беспокойство волшебника только продолжало нарастать. Его, Галатею и Миска опять разделили под безусловно разумным предлогом:
- Вы еще не знаете территорию и не умеете бороться с местными представителями фауны. Но каждый из вас вместе с двумя профессионалами, я уверен, быстро научится. Такая группа сможет без проблем справиться с любой опасностью.

***


Прошло три дня... Время тянулось медленно, как густой кисель. Не видя солнца над головой, Эдвину постоянно хотелось спать. Патрулирование тоже добавляло свою лепту к общей усталости. Группа Эдди состояла из Элдреена, который неизменно улыбался и ухаживал за волшебником, и варвара-раба по имени Арс.
Миск очень удивился, когда встретил его впервые. Он не ожидал увидеть в пещерах своего соотечественника, тем более в таком жалком положении:
- Брат, как тебя угораздило стать рабом этих милых ушастиков?
- Я здесь уже больше десяти лет, - расправив плечи, ответил Арс: искал себя и вот нашел... Знаешь, тут не так плохо. Эльфы - странные существа, они видят мир не так как мы. И, кажется, знают, зачем они существуют. Ты мог бы похвастаться тем же?
- Разумеется! - тут же ответил Миск, но потом вспомнил Данахавар и потупил взор.
А чуть позже Эдди, «случайно», разумеется, подслушал такой разговор двух варваров:
- Брат, - тихо и как-то печально произнес Миск, - Как ты можешь быть рабом и жить в этих пещерах?!
- Мы все рабы, - также тихо ответил Арс, - То одного, то другого. Кто –денег, кто – власти, кто – любви. А у меня то преимущество перед тобой, что я сам выбрал свое рабство.
Миск пробурчал что-то осуждающее и спросил:
- А ты не скучаешь по нашим степям, по дикому ветру, бьющему в лицо? По скачке на молодом, еще не объезженном коне?
- Скучаю, брат, - после паузы ответил Арс, - Но, ответь мне: а когда ты в последний раз скакал на не объезженном коне? Ведь ты ушел в город, как я ушел в пещеры.
- Но я не раб!
- Это всё слова, брат мой. А вот…
Арс приблизился к Миску совсем близко и зашептал. Эдди даже пришлось применить небольшое заклинание для улучшения слуха:
- А ты, Миск, когда-нибудь знавал объятие эльфийки? Уверен, что нет. А это стоит формальной городской свободы, уж поверь мне.
Миск смутился и прошептал в ответ:
- Арс, а пещеры тебя не угнетают?
- А, тебя еще щемит тьма. Не волнуйся, я дам тебе настой. Через полчаса ты забудешь об этом.
«Бедняга», - подумал Эдвин: «Клаустрофобия, говорят, страшная штука. Но в этом споре я на стороне Миска. Свобода – самый ценный дар, который нельзя променять ни на что».
«Угу», - ответил Эдди внутренний голос: «А ты бы променял свою свободу на то, чтобы быть с Галой? Только честно». Маг с ужасом понял, что не может ответить на этот вопрос.
Но через минуту ответ пришел сам. «Если я буду ее рабом, она не сможет полюбить меня. А я хочу ее любви, и любви взаимной. А не просто быть с ней, как собака». Успокоившись этим сомнительным аргументом, волшебник перестал подслушивать.

***



Теперь друзья виделись только изредка, между дежурствами. И каждый раз, когда Эдвин заходил к Гале, там неизменно присутствовал Нолаэр.
Девушка, видимо, не рассказала темному об истиной цели своего визита в подземелья. Но по крупицам вытягивала из него всю необходимую информацию.
- Ты действительно один убил сразу двух вампиров? Но ведь они, по легендам, гораздо быстрее и сильнее эльфа.
- У меня был свиток с заклятьем "ложной зари". - соблазнительно ухмыльнулся Нолаэн. - Это редкое древнее заклинание оглушает любую нежить на несколько минут.
Гала невинно похлопала глазами, изображая восхищенную ученицу перед мудрым учителем, и, кокетливо спросила:
- А что еще эффективно использовать против нежити?
Нолаэр начал терпеливо рассказывать, поминутно хвастаясь своими, безусловно мнимыми подвигами, а Эдвин, еле сдерживаясь от резких приступов ревности, максимально учтиво произнес:
- Это все очень интересно, но мне, наверное, пора.
Его дежурство начиналось раньше, и когда Галатея только-только возвращалась в город, маг уже вовсю клевал носом.
- Эдвина, давай я тебя провожу, - тут же вызвался Нолаэн. - О вампирах можно и завтра поговорить, а ты пока еще плохо знаешь город и можешь заблудиться.
Маг взорвался, эльфы буквально преследовали его. Будили, провожали домой, "еще немного и у ванной караулить начнут" - зло подумал он и огрызнулся:
- Я сама прекрасно дойду.
- Ага, до первого голодного паука. Здесь тебе не солнечная поверхность.
Дома Эдди сделал пару пробуждающих заклинаний и решил вернуться поговорить с Галатеей без свидетелей. Он проследил из окна за Нолаэном и, когда эльф скрылся за поворотом, быстро побежал к дому девушки.
Дерзкая попытка мага увенчалась успехом: Гала была одна и готовилась ко сну.
- Тебя не смущают эти темные? - буквально с порога выпалил маг.
- В смысле? Ты и так у меня кавалера отбила, сестричка, - рассмеялась Галатея.
- Чхать я хотел на этого Нолаэна. Послушай, Вики рассказывала, что они жестокие и кровожадные. А глядя на обходительность этих милых созданий, Амоен и Келдом дружно повесились бы от зависти. Мы все время будто на балу выпускниц при храме Фелитари! «Моя очаровательная госпожа, умоляю, не утруждайте себя, позвольте мне самому уничтожить этого паука! Он не достоин и одного взгляда ваших прекрасных глаз!» Они хоть спросили твою историю? Почему они с нами так дружелюбны?
Галатея вновь рассмеялась:
- Нет, не спросили. Меня это тоже удивляет.
- Они нас разделили и следят за каждым шагом. Почему бы просто не посадить нас под замок?
- Согласна, это настораживает, но Нолаэн может рассказать, как бороться с вампирами. Без его знаний мы не справимся.
- А как продвигается твое знакомство с Родиной? Ты чувствуешь связь с пещерой? Викония была права?
- Честно говоря, я понятия не имею, как ее надо чувствовать. Наверное, этому надо учиться - трансформация ведь не была естественной. Но, Эдвин, мне начали сниться очень странные сны: яркие, живые.
- Надеюсь, хоть там я перестал быть женщиной.
Проигнорировав реплику Эдвина, эльфийка продолжила:
- Стоит мне закрыть глаза - я попадаю в огромный садовый лабиринт. Кусты выше моей головы и я не вижу, что за ними.
Но кое-где среди листьев мерцает свет. Я ищу к нему дорогу и не могу найти. Но самое странное в этих снах: ощущение, будто лабиринт - мой дом. Не уютный дом, где хорошо отдохнуть после тяжелого дня, а место, к которому я принадлежу.
- Принадлежишь? – Эдвин скривился.
- Ты не так понял: я создана для этого лабиринта, именно там я должна быть, там я – на своем месте.
- Мне никогда не снилось ничего подобного. – Покачал головой маг, рефлекторно накручивая на палец прядь волос.
- Раньше мне тоже.
- Я уверен, темные что-то замышляют. Мы должны это выяснить, пока не стало слишком поздно.
- А, пока не выясним, надо не подавать виду, что мы их подозреваем. – Зевая, добавила эльфийка.
Не найдя ответа, Эдвин решил погулять по городу без сопровождения и поискать что-то подозрительное. Удача улыбнулась молодому волшебнику, или это вновь рожденная грань судьбы озарила своим сиянием именно то, что ему стоило увидеть.
Подходя к своему дому, Эдвин заметил мощную фигуру Арса. Варвар аккуратно заглянул в окно, кивнул и направился куда-то в сторону центра города.
"Вот и мой шанс", - мелькнула мысль в голове у мага. Он прижался к стене, и осторожно направился вслед за человеком.
Слежка привела волшебника к храму. Из окон второго этажа дружелюбно лился свет.
"Была - не была" - решился Эдвин и левитацией поднялся прямо к одному из освещенных окон. Что-то блеснуло в волосах мага. Просто капля воды из бесчисленных подземных фонтанов? Или это еще одна из граней судьбы решила мимолетной вспышкой развеять завесы темно-эльфийских тайн.
Вскоре с той стороны окна послышались голоса:
- Ну, как там наши гости? ...
Еще в Тайской академии Эдвин научился неплохо левитировать. Это было одно из простейших заклятий магии превращения, позволяющее временно изменить свой вес и парить, как шар с подогретым воздухом.
Во время прошлых путешествий с Галой левитация не раз помогала друзьям выпутаться из сложных передряг, и Эдди отточил свое умение почти до совершенства.
В городе темных, носившем, как недавно узнал маг, заковыристое название Элвидорет, парить в воздухе было еще проще. Ведь в каждую платформу ее архитекторами уже было вложено подобное заклятье.
Эдвин скорректировал высоту и осторожно заглянул в окно.
Его взору предстала странная комната: с одной стороны, здесь, как и на нижнем этаже храма, всюду беспорядочно громоздились сталактиты и сталагмиты, с другой - между ними аккуратно располагалась хрупкая эльфийская мебель. На одном из диванов полулежала верховная жрица. "Именно ее голос я только что слышал," - осознал волшебник. "Но во время нашей прошлой встречи она говорила медленно, будто растягивая слова, а сейчас наоборот быстро и по-деловому."
В комнате послышались шаги, и Эдвин поспешил отодвинуть голову от окна.
- Гости спят. - Это говорил варвар-раб. Его голос волшебник сразу узнал.
- Ты хорошо поработал сегодня, продолжай подмешивать им сонное зелье. Можешь идти, и позови Дакору.
"Дакорой звали эльфийку-жрицу, которая встретила их на лестнице, ведущей в подземный город. Теперь же эта темная возглавляла патрульную группу, к которой присоединили Миска." - вспомнил Эдди. "Так вот почему нам постоянно хочется спать! Надо придумать, как сменить рацион. Уж лучше я умру с голоду, чем еще хоть раз съем эту местную отраву!" - возмущался он про себя, ожидая продолжения столь интересной беседы.
- Звали, Верховная?
- Да, я хочу полный отчет о поверхностниках.
- Мы следим за нами, как вы и приказали. Проще всего с варваром Миском. Он без труда поддается моим чарам. Думаю, через некоторое время его даже можно будет уговорить шпионить за своими товарищами.
Эдвину живо вспомнился один из эпизодов вчерашнего дня. Он направлялся к Галатее, а по дороге наткнулся на варвара и Дакору.
Эти двое сидели на лавочке у фонтана и были настолько поглощены беседой, что Миск даже не заметил прошедшего мимо мага. Тогда Эдди, по тайской традиции недолюбливающий всех людей, предпочитающих тонкой магической науке большие железяки в руках, лишь усмехнулся про себя. Сейчас же увиденная картина предстала волшебнику в совершенно ином цвете. "Значит, это не Миск - недалекий бабник, решивший последовать советам Арса, а нас всех намеренно стараются соблазнить. Вот откуда нежная забота беловолосого Элдреена и постоянное присутствие улыбчивого Нолаэра у Галы в гостях. Вот зачем нас разделили!"
Тем временем беседа по ту сторону окна продолжалась:
- Ну а волшебница? - продолжила расспросы главная жрица.
- С ней проблемы. Ни в какую не поддается. Может, устроить ей несчастный случай? Зачем нам здесь тайцы?
- Декорас просил не трогать магичку, помнишь? Раз, романтика Эдвине не по вкусу - подкиньте ей магическую головоломку. Главное - чтоб не мешала нам работать.
- Декорас, Декорас, - возмутилась в ответ Дакора. - Этот полукровка за последние три года допустил две смерти отмеченных знаком! Данахавар была у него в руках, но получеловек даже пальцем не пошевелил, чтобы ее спасти. Вы уверены, что тайцы его не перевербовали?
"Дикки связан с темными эльфами? Как? Почему?" - Лицо наставника и друга вспыхнуло мозгу молодого мага. Воспоминая потекли одно за другим, не давая даже намека на ответ. Эдвин отказывался верить в предательство Декораса. Эмоции взяли верх над концентрацией на заклятии, и волшебник упал на площадку перед храмом, больно ударившись о каменную мостовую.


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Вторник, 16.07.2013, 19:48 | Сообщение # 65
Статус Звезды
Группа: Администраторы
Сообщений: 1222
Статус:
Обалденная серия, она мне больше всего понравилась))) Здесь я даже поржала немного от мыслей и выходок Эдвина ахахахахаха))) Это же надо потерять полную cконцентрацию при использовании магии в такой неподходящий момент ахахахаха))) Блин, что же теперь будет? А если его кто заметит в незамысловатой лежачей позе, прямо возле храма... это пипец...

Хочу еще!!! Проду мне, проду дорогая)))) 11


My second home - Toronto


Сообщение отредактировал Sea - Вторник, 16.07.2013, 19:52
 
Дата: Вторник, 16.07.2013, 20:25 | Сообщение # 66
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
Sea, спасибо!
Ну, Эдди ведь тоже не совершенен)) И его можно ошарашить)
Если хочешь проду - будет, сегодня, но попозже)


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Вторник, 16.07.2013, 20:32 | Сообщение # 67
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
Глава 10. Рискованная игра




«Как же больно!» - Скривился молодой волшебник, потирая ушибленную коленку. Быстро оглядевшись, он поднялся на ноги и сотворил несложное исцеляющее заклятье. Боль сразу отступила. «Хорошо хоть не спиной или головой ударился», - мрачно отметил Эдвин, отряхивая платье. «Тогда бы я не смог сам себя исцелить. И почему я не ходил в Тае на лекции по целебной магии?» Но мысль о Родине тут же напомнила волшебнику о Дикки, из-за новостей о котором он собственно и упал. Декорас передал темным не убивать Тайскую волшебницу, и они послушались. Но откуда полуэльф мог знать, что Эдвин направляется сюда и, тем более, что он превратился в девушку? Можно предположить, что Декорас написал эльфам письмо, где пол сопровождающего Галатею тайца не указывался... Но это не снимает первого вопроса. «Учитель выследил меня?» - вздрогнул маг: «Почему он тогда никак со мной не связался? Вдруг он решил сам убить Галу, раз я оказался не способен сделать это?!» Эдвина передернуло, на мгновение ему показалось, что свод пещеры падает ему на голову, камни трясутся и падают вниз, к самому основанию пещеры, круша по дороге сталактиты и сталагмиты… Еще мгновение и землетрясение поглотит и темноэльфийский город, и Галатею, и самого Эдвина.
«Стоп, стоп, стоп», - отгоняя панику, волшебник глубоко вздохнул и на несколько секунд замер в медитации. Сознание его постепенно прояснилось. «Раз Дикки пишет темным письма, значит, его самого здесь нет, и убить он сейчас никого не сможет. Но почему он вообще пишет ушастым бледным поганкам? Неужели Декорас все время работал на них, и никто об этом даже не догадывался? Хотя… лучшего шпиона и предположить сложно. Кто в Тае станет подозревать раба, да еще и без магических способностей? На него просто не обращали внимания. Тем не менее, Дикки всегда был в курсе всех последних новостей… И именно он познакомил меня с Вики…»
- Эдвина, ты уже проснулась? - надоевший за последние дни голос Элдреена вернул волшебника к действительности. Темный эльф стоял совсем рядом с Эдди, прямо под окнами дома верховной жрицы. Как давно Элдреен наблюдал за магом? Что он успел заметить? Эдвин решил проявить повышенную осторожность и ответил самым невинным голосом:
- Мне приснился кошмарный сон.
После этого молодой волшебник припомнил движения, которые делала Вики в подобных ситуациях и слегка похлопал ресницами. Потом глупо хихикнул, слегка прикрывая лицо ладонью, и лукаво посмотрел за темного эльфа сквозь полуприкрытые глаза. «Кажется, это называется жеманство», - подумал Эдвин, обеспокоенно разглядывая Элдреена: «Я все сделал правильно или нет?». Для убедительности, волшебник слегка покрутил бедрами.
Темный расплылся в улыбке и учтиво произнес:
- Сочувствую, может, прогуляемся немного? Красота подгорных фонтанов исправит твое настроение, разве нет?
"Фонтаны... Не могли же темные насыпать снотворное даже туда. Проблема с водой решена," - мелькнуло в голове у Эдди, и волшебник кивнул:
- Покажи мне все фонтаны вашего города. У нас ведь есть пара часов до дежурства?
Улыбаясь, Элдреен взял Эдвина под руку и начал экскурсию.
Темный едва заметными, внешне невинными и якобы случайными движениями кончиками пальцев то прикасался к ладоням мага, то даже начинал поглаживать их.
«Кажется, я переиграл», - мысленно сглотнул Эдвин: «Как мне теперь избавиться от него?». Но темный продолжал своё обхаживание и, около одного из самых красивых фонтанов порывисто прошептал в ухо:
- А возле того грота самое романтическое место. Там встречаются влюбленные. Я покажу тебе.
Тут Эдди окончательно запаниковал. «Черт, что делают женщины в такой ситуации?», - лихорадочно вспоминал он: «Залепить ему пощечину? Послать ко всем демонам ада? А, вспомнил! Классическая женская история!»
- Прости, Элди, - опустив глаза, трагическим голосом произнес волшебник: Но моё сердце занято другой.. эээ, другим, - решительно закончил маг, высвобождаясь из объятий темного: - Давай останемся просто друзьями.
Темный быстро кивнул и учтиво поклонился. На миг Эдди показалось, что в глазах Элдреена проскользнуло что-то вроде облегчения.
Они продолжили свой маршрут, и темный старательно показал все фонтаны города.
Эдвин героически терпел, даже глазом не моргнув. Из всех уроков Декораса самым актуальным оказался курс лекций по обману и введению в заблуждение. Не уроки по концентрации воли, не верховая езда, не наука ядов, не даже владение холодным оружием… Нет, самым важным знанием оказался навык обмана. «Дикки, Дикки», - мысленно покачал головой Эдвин: «Как тебя угораздило стать предателем? Впрочем, твой ученик превзошел тебя. Ты предал Тай хотя бы не будучи тайцем».

***


Прогулка проскользнула, как змея меж камней - стремительно, но оставляя после себя неприятное ощущение. Чтобы хоть как-то скрасить время Эдвин про себя сравнивал Элдреена и Амоена, причем не в пользу последнего. Эльф был и обходительнее, и на порядок симпатичнее, но, разумеется, и в подметки не годился самому магу. Так же волшебник выбрал фонтан, из которого удобно будет брать воду - недалеко от дома и в достаточно безлюдном месте. Но больше всего удивила Эдвина подозрительная пустынность подземного города. Где вереницы рабов и довольные темные, погоняющие их? Где таверны, манящие запретными на поверхности удовольствиями? Где кровавые жертвоприношения жестокой богине Ши и сладостные оргии на площадях, о которых так красочно рассказывала Вики? Неужели все эльфы участвуют в постановке специально для них? Или Викония беззастенчиво врала, описываю свою родину?
Дежурство, в которое переросла прогулка, прошло так же спокойно. Несколько пауков появились по очереди, будто по сценарию невидимого режиссера. Эдди был практически уверен, что в темноте таятся невидимые его человеческому глазу эльфы и выпускают их из клеток в оговоренное время. Единственным отклонением от пьесы был отказ Эдвина пообедать вместе со всеми. Маг изобразил снова идиотскую улыбку и мягко произнес:
- Я решила, что мне не помешает диета, - елейным голосом проговорил он, глядя на Элдреена из-под опущенных ресниц. Эльф не нашел, что ответить и лишь улыбнулся.
«Кажется, я начинаю вживаться в роль женщины», - ухмыльнулся про себя Эдвин: «Не самая сложная задача. Но как бы мне хотелось снова стать мужчиной!»

***



По окончании дежурства Эдвин жеманным тоном попросил Элдреена проводить его до дома Галатеи, а потом выставил за дверь:
- Мне безумно нужен совет подруги, - игриво заявил он, кокетливо улыбаясь. При этом он четко держал дистанцию между собой и Элдрееном. Исходя из поучений Декораса он помнил, что расстояние между телами куда важнее, чем произносимые слова. Ему было важно и дальше морочить голову темному, не переходя, однако, определенной черты. Черты, за которой Эдвина ждал такой ужас, лучше и не думать об этом.
Но сейчас, когда Эдвин узнал некоторые секреты темных, игра с ними даже стала доставлять ему некоторое удовольствие. Оставшись, наконец, в одиночестве он удобно расположился на диване и прикрыл глаза. «Перед разговором с Галой надо привести мысли в порядок»
Кто такие: «отмеченные знаком»? Эти слова употребила верховная жрица темных в недавнем разговоре. Каким знаком? Что должен обозначать этот знак? И как его определить?
Эдди стал тщательно вспоминать всю свою жизнь. Все книги и свитки, что он держал в руках. Все лекции и уроки. И даже слухи, сплетни и анекдоты, которые он слышал когда-то. Ни-че-го. Ничего, об «отмеченных знаком».
«Значит», - пришел к выводу маг: «Это какое-то темно-эльфийское понятие. Предположим. Но при чем здесь Гала, Миск и, наконец, я сам? Какая связь есть между нами? Я – тайский маг, предатель, проваливший задание Совета. А Галатея никогда не была в Тае. А Миск вообще не маг».
Нет, картинка решительно не складывалась.
«Зайдем с другой стороны», - продолжил размышления Эдвин: «Темные из кожи вон лезут, чтобы задержать нас здесь. Они окружили нас комфортом и заботой. И явно не прочь окружить и лаской. Они, видимо, произвели в городе хорошенькую зачистку, выставив куда-то всех лишних. Наверное, чтобы никто не проболтался, и не путался под ногами. Наконец, они подсыпают в нашу пищу и еду снотворное. Зачем всё это? Чего они добиваются?».
И снова, уже в который раз за последнее время, Эдди припомнился Декорас. Как тот сидит в кресле, смотрит своими полуприкрытыми глазами и тихо повторяет:
- Эдвин, всегда ищи мотив. Никто ничего не будет делать просто так.
«У нас с собой нет ничего, что могло бы заинтересовать темных. Значит, их интересует мы сами. Причем интересуем очень сильно, - резюмировал маг: «Но кто из трех?».
Волшебник стал загибать пальцы: «Миск отпадает. Обычный варвар, ни в чем действительно важном не замешан. У них тут уже есть Арс - зачем нужен еще один верзила с топором. Дрова рубить? Суп варить? Нет, Миск отпадает.
Теперь я. Может, они решили задержать меня, чтобы выдать Таю? Нет, это бред. Для всего этого не нужна была бы вся эта инсценировка. А я как я их вряд ли интересую. Во мне нет ничего необычного. Таец как таец. Да и Дакора рассматривала вариант вообще убить меня…»
Тут мысль Эдвина перескочила в другую колею. Ему вспомнилось, что Тай и темные эльфы считались союзниками. Или, во всяком случае, друзьями. Но подслушанный разговор не оставлял места для сомнения: в Элвидорете, мягко говоря, его соотечественников недолюбливали. Почему? Как такое случилось? И знает ли об этом Совет Тая?
Эдди осенило. Чем занимается Тай кроме магико-научных исследований? Отправляет убийц (вроде самого Эдвина) к отдельным личностям. К примеру, приснопамятная Данахавар, знакомая Миска. Кто бы она ни была, ее убила мать Эдвина. И здесь, в темноэльфийских пещерах он снова слышал это имя.
По контексту выходило, что эта Данахавар – отмеченная знаком. А тогда можно предположить, что «отмеченные знаком» - это те, на кого Тай ведет охоту.
«И вот – здесь Галатея», - сопоставил, наконец, маг: «Она жива только из-за меня. И если я прав, то она тоже – отмеченная знаком. Черной меткой Совета Тая. Лицо, подлежащее ликвидации. Значит, темным нужна Гала. Остался только один вопрос – зачем?».
Наконец на пороге появилась Галатея.
- Гала, не хочешь немного прогуляться? - предложил маг. Он заранее решил, что разговаривать в доме не стоит.
- Я вообще-то только с дежурства и хотела бы отдохнуть...
- Мне надо с тобой поговорить.
- Ну, так в чем проблема, давай поговорим здесь, - эльфийка устало уселась на кресло напротив Эдвина.
- Иногда мне кажется, что у домов есть уши, а у темноэльфийских домов они особенно длинные. - Шепнул волшебник Галатее, подойдя поближе.
Заговорщицки подмигнув, девушка, следуя за магом, вышла назад на улицу.
Эдвин привел подругу на небольшую, расположенную почти у самого свода пещеры обзорную площадку, которую он приметил во время "утренней" прогулки с Элдрееном. Фонтан, две небольшие каменные скамейки и прекрасный вид на раскинувшийся внизу город навевали романтическое настроение. С другой стороны, выбор места был практически идеален: сюда вело лишь два длинных узких мостика, и подобраться незамеченным, чтобы подслушать разговор будет очень сложно.



Расположившись на одной из скамеек, эльфийка выжидающе уставилась на спутника. Озорная искра мелькнула в ее глазах, и Галатея спросила:
- Ну и что же ты по секрету хотел сказать мне? Или тебе приглянулся Элдреен и ты решил посоветоваться, как девушки ведут себя в такой ситуации? Нолаэр видел, как вы гуляли сегодня возле какого-то грота.
По коже Эдвина растеклись алые пятна ярости и стыда:
- Разумеется, нет! Как ты вообще могла подумать такое? А вот тебе, по-моему, Нолаэр приглянулся. Он буквально не сходит с твоего языка!
Не успел маг произнести эти слова, как упомянутый им темный эльф появился на мостике за спиной Галы. Нагло приобнимая эльфийку, Эдди незаметно шепнул:
- Подыгрывай!
- Привет, Нолаэр!
- Девушки! Я уже стал беспокоиться, куда вы делись.
- У нас женский разговор, - безапелляционно заявил Эдвин, растягивая рот в улыбке и чуть сжимая ладонь на плече эльфийки.
- Да, - кивнула Галатея, - иногда девушкам надо посплетничать о своих тайнах, мы скоро вернемся.
- Хорошо, конечно, тогда не буду мешать, - замялся эльф, - я думал, вы захотите послушать продолжение истории о вампирах...
- Разумеется, но чуть позже. Встретимся у Галы через час?
Когда эльф ушел, Гала тут же отодвинулась от волшебника и недоверчиво спросила:
- Эдди, что всё это значит?
Эвдин улыбнулся. Это была маленькая, но очень приятная месть эльфийке за Элдереена. Проигнорировав вопрос, он вернулся к старой теме:
- Ты так и не ответила на мой вопрос. Неужели, тебе симпатична эта бледная поганка?
- Ты за этим меня сюда позвал? – Галатея сжала руки в кулаки и отодвинулась еще дальше: - Нет, именно этот эльф мне абсолютно безразличен.
- Значит, ты неравнодушна к кому-то другому? К Амоену?
- Нет, сердцу не прикажешь, а жаль, он идеален во всех отношениях, - зло ответила девушка.
- Он - зануда. Вот и не прикажешь, - засмеялся Эдди, - кто же тогда?
- Вот это совершенно не твое дело.
- Мы же подруги, даже сестры, разве ты забыла?
- Не переигрывай! Так зачем ты меня позвал, надеюсь, была достойная причина?
- Конечно, не кипятись, я подслушал очень интересный разговор.
Эдвин пересказал Гале все, включая слежку за Арсом. Опустил маг только эпизод из беседы, в котором упоминался Декорас.
- Н-да... Значит, темные нас зачем-то держат в полусонном состоянии... И то, что они следят, подтверждается. Нолаэр уж больно легко нас отыскал.
- Кстати, а как поживают твои загадочные сны? Честно говоря, я напрочь забыл о них, но вдруг, это связано... Думаю, им нужна именно ты.
- Мне все еще снится тот же садовый лабиринт, но теперь временами я нахожу там двери. Они все заперты, но я чувствую - за всеми дверями есть проходы, спрятанные в листьях...
- Странно это все... Сны, эльфы, убийства...
- Справимся, когда я попала в плен после боя с некромантами у Врат Птара, было гораздо страшнее. Тогда мне казалось, что это - действительно конец.
- Жаль, меня там не было, - не подумав, выпалил Эдди, - я бы показал твоему пленителю, что не зря в Тайской академии стул просиживал!
Эльфийка грустно улыбнулась и, чуть помолчав, спросила:
- А зачем, все-таки, было нужно так показушничать перед Нолаэном?
- Мне показалось, такая постановка будет выглядеть эффектнее, разве нет?
В ответ Гала неожиданно приобняла обалдевшего от нахлынувших чувств мага и, почти касаясь его уха губами, прошептала:
- Тогда сейчас вернемся ко мне, пообщаемся с Нолаэном, потом сделаем вид, что идем спать, а сами отправимся в храм, поищем бумаги, послушаем разговоры...
- Конечно, а почему шепотом?
- Так эффектнее, разве нет? Вдруг темные подслушивают со всех сторон? – улыбнулась она.
Сердце Эдди сладко замерло, он крепко обнял эльфийку в ответ. Вот, казалось бы, подходящий момент рассказать Галатее все. Они глубоко под землей, отрезанные от привычного мира, солнца, прошлого... Впереди лишь бездна неизвестности, полная страхов и невидимых опасностей. Как хотелось ступить в нее без груза на душе, без необходимости врать и недоговаривать. Но губы мага отказались разрушить этот прекрасный момент, мысли перепутались, и Эдвин лишь крепче прижал к себе девушку.
Волшебник с удовольствием просидел бы в объятьях Галы еще целую вечность, но через мгновение эльфийка выскользнула из его рук, встала и направилась вниз к центру города.
В гостиной домика Галатеи их дожидался скучающий Нолаэр и горячий ужин. В один голос отказавшись от еды, "девушки" часа три расспрашивали темного о боях с вампирами, делая упор на полезные заклинания и другие практические знания.
Пребывая в прекрасном расположении духа, Эдвин вовсю удивлялся героизму эльфа, и, изображая легкое недоверие, вытягивал из темного мельчайшие подробности схваток. Под конец беседы маг разошелся на столько, что, по тайской традиции, предложил рассчитать, сколько и каких заклятий нужно выпустить в среднестатистического вампира, чтобы гарантированно уничтожить. Эдвин собирался перевести получившуюся схему в количество чистой магической энергии, распределенной по школам, но поймал недовольный взгляд Галатеи. Сообразив, что чересчур увлекся, волшебник демонстративно зевнул и засобирался домой.

***



Перешагнув порог своего коттеджа, волшебник сразу почувствовал, что он не один. Кто-то поджидал его в темноте гостиной. Стараясь не показать свой страх, молодой маг потянулся к ближайшей свече, параллельно проговаривая про себя защитное заклятье.
- Не бойся, это всего лишь я. – почти шепотом произнес из темноты нежданный гость. Эдвин тут же узнал голос Элдреена.
Эльф грациозно поднялся с кресла и помог магу зажечь остальные свечи. Наконец, всю комнату осветило уютное пламя, и Эдди недоверчиво уставился на своего незваного гостя.
«Уж не вообразил ли он невесть что», - обеспокоенно подумал Эдвин: «Кажется, я перекокетничал с ним. Ну, мужчины! Два раза улыбнешься, и всё – уже готов к употреблению.»
Но темный выглядел непривычно: белоснежные щеки покрыл болезненный румянец, волосы спутались, руки чуть заметно дрожали, а из-за его широкого пояса торчал кусочек бумаги.
- Ну и что же ты хотел от меня, да еще так срочно? - первым нарушил затянувшуюся тишину волшебник.
- Эдвина... – едва слышно произнес темный и покраснел еще сильнее. - Я...
Страшная догадка Эдди укрепила свои позиции. «Ну, сейчас я ему покажу», - зло подумал маг: «Будет на ком потренировать антивампирские заклинания». Волшебник в ярости сжал кулаки, но эльф, казалось, даже не заметил этого. Он встряхнул головой, будто отбрасывая сомнения, и немигающим взглядом уставился в глаза молодого мага.
- Эдвина, скажи, ты держишь клятвы?
Брови Эдди поползли на лоб от удивления, и он промямлил:
- Что? Ну конечно.
- Я написал тебе письмо. Но поклянись, что ты откроешь его только когда вернешься на поверхность. Ты ведь собираешься туда?
- Да, не буду же я здесь всю жизнь оставаться...
- Поклянись.
- Хорошо, клянусь, что не вскрою твое письмо, пока не вернусь на поверхность.
- И уничтожь его сразу как прочтешь. От этого может зависеть жизнь, причем не только моя.
Темный дрожащими руками достал из-за пояса пухлый конверт, положил на изящный столик в центре комнаты и стремительно вышел.
- Уф, - то ли облегченно, то ли удивленно произнес в пустоту Эдвин.

***


Эдвин не особо чтил клятвы, тем более данные потенциальным врагам, но времени читать письмо у него не было. Маг потратил на эльфа добрые полчаса, а он должен подготовиться к опасной вылазке с Галатеей. Судя по дежурствам, он не спал уже больше суток и начал всерьез клевать носом. "Сейчас гораздо актуальнее соорудить хоть какое-нибудь тонизирующее зелье, чтобы взять с собой", - решил маг. "Если рядом будут темные - любая магия может привлечь ненужное внимание." И, посмеиваясь над своей женской внешностью, сунул конверт под корсаж.
Возиться с зельем Эдди решил в спальне: она располагалась на втором этаже и подсмотреть за магом через окно сквозь задернутые шторы эльфы вряд ли смогут. Скорее всего, темные решат, что волшебник просто читает перед сном. «Разве не для этого они оставили в моей гостиной целый шкаф с исследованиями о природе темных эльфов и антимагии. В другое время это, и правду бы меня заинтересовало.» Обмануть ушастых таким образом вполне соответствовало планам Эдвина. Он даже нарочито громко порылся в шкафу, вслух зачитывая корешки книг, а только потом поднялся наверх.
«Так, что тут у нас: «Трисгональные проблемы ритуалов призыва четвертого уровня», - громко зачитал Эдди, и сглотнул. Книга была действительно очень ценной и крайне редкой. С трудом подавив желание открыть этот фолиант и хотя бы пролистать его, Эдди продолжил: «Магия дерева и антимагия камня – сравнительные исследования». Маг снова запнулся и понял, что изучение подкинутой ему библиотеки надо немедленно прекращать. Иначе он, наплевав на всё, кинется в пучину предоставленных ему знаний, жадно проглатывая страницу за страницей. К сожалению, забрать книги с собой на поверхность также было нельзя – у Эдди не было уменьшающей антимагической сумки, а томики были покрыты заклятиями сохранности и пропитаны антиплесненной жидкостью. Такие книги, увы, в карман не спрячешь и в корсет не засунешь.
«Ну, хорошо», - с усилием оторвав взгляд от полок произнес Эдвин: - На пару дней этого чтива мне хватит. После этого молодой волшебник направился в спальню.
Эдвин не очень хорошо разбирался в алхимии, в Тайской академии он прослушал лишь обязательный курс по этой "женской", как он считал, дисциплине. Через час, закончив алхимические эксперименты, не очень довольный результатом маг залпом выпил одно из получившихся зелий. Остальные два он положил в сумку со своей походной магической книгой и задул свечи.
Лежа в темноте на кровати молодой волшебник дал себе зарок, вернувшись на поверхность обязательно расширить свои знания в данной области. Раньше он всегда покупал нужные снадобья, но ведь гоблины, драконы и темные эльфы почему-то не открывают рядом со своими обиталищами уютных дружелюбных магических лавок, в которых продавцы, расплываясь от улыбки, готовы отдать свой товар почти даром. А компоненты для зелий, из которых можно сделать любое нужное снадобье, носить с собой гораздо удобнее, чем целую гору хрупких склянок.
Эдвин еще разок перевернулся с боку на бок. Он ненавидел ждать. "Надеюсь, эльфам, чтоб у них уши отвалились, уже надоело следить за моими темными окнами!" - выругался маг, осторожно отодвинул занавеску и выглянул на улицу.
Пещерный город встретил Эдди холодным воздухом, тишиной и пустотой. "Пора!", - обрадовался молодой волшебник, предвкушая встречу с Галатеей. После тонизирующих зелий и заклятий у него немного кружилась голова, и вылазка представлялась скорее романтическим приключением, чем смертельно опасным мероприятием. Стараясь не забывать оглядываться по сторонам, Эдвин поспешил к своей возлюбленной.

***


Эдди и Гала подошли к условленному месту, фонтану недалеко от храма, почти одновременно. Маг нежно улыбнулся эльфийке, и двое смельчаков направились вперед, а где-то высоко над их головами заискрилась множеством вероятностей мозаика судьбы. Какой пусть изберут Галатея и Эдвин? Какой цепочке событий даруют жизнь их решения?

***




Подземный храм богини Ши встретил незваных гостей темными провалами окон. Эдвин распахнул дверь и прислушался. Тишину нарушало лишь равномерное журчание городских фонтанов. Чуть подождав, маг и эльфийка вошли внутрь. В отличие от своей возлюбленной волшебник не умел видеть в темноте, по-этому ему пришлось призвать небольшой световой шар. Боги ли, судьба ли благоволили сегодня смельчакам, нарушившим покой подземного храма, но на первом этаже не было ни души, лишь сталактиты и сталагмиты с немой укоризной проводили двоих путников, направившихся к лестнице.
Второй этаж храма не был разделен на отдельные комнаты. Как и первый - это был огромный зал, с хаотично расположенными естественными колоннами. Но, как успел разглядеть Эдвин через окно, в отличие от нижнего помещения - это выглядело вполне обжитым и радовало глаз изящной эльфийской мебелью. Внимание Галатеи тут же привлек письменный стол, а, вернее, лежавшие на нем бумаги.
- Посмотрим, что тут у нас, - почти промурлыкала эльфийка и тотчас же зажгла маленький магический фонарик, склоняясь над столом.
- Смотри, письмо на языке светлых эльфов: «Да благословенны будут Древо и Камень, услышавшие наши слова! Глашатай судьбы направится к вам для окончательной проверки.» Подпись: «Вейридаль». Темные и светлые действуют вместе? – изумилась Галатея: - Что может значить «Глашатай судьбы»?
Маг недоуменно развел руками, а эльфийка взяла следующую бумагу:
- Эдди! Это же почерк Джахейры! - она протянула Эдвину письмо.
"Галатея с двумя спутниками завтра выезжает к вам в надежде собрать информацию о способах борьбы с вампирами. Будут искать некого Нолаэра." Ниже красовалась дата. Причем, дата была верной!
- Да, точно, почерк ее, но зачем друидке шпионить в пользу темных? – скривился маг. «Джахейра, Декорас… кажется, вокруг нас плетется целый заговор. Но что им всем нужно?»
- Я тоже, давай посмотрим, что здесь еще есть...
Гала вновь склонилась над столом, но резко отпрянула - снизу послышались шаги и голоса.
- Массовая невидимость? - шепотом спросил Эдди.
- Не стоит, давай попробуем просто спрятаться вон за тем большим шкафом. Если это маг - он почувствует заклинание. Не начнут же они искать нас просто так?
Погасив волшебные светильники, Галатея, неуловимым движением, будто тень, юркнула за шкаф. Но Эдвин не был ни эльфом, чьи движения по природе своей бесшумны и грациозны, ни вором, умеющим тихо красться по темным помещениям. Пробираясь между сталагматами вслед за девушкой маг зацепил сумкой стул, который с грохотом свалился на каменный пол.
Первой наверх влетела верховная жрица:
- Кто посмел осквернить храм? - ее полный ярости голос разнесся по гулкому залу.
- Я убью их, госпожа! - послышался с лестницы крик Арса.
- Стража, к оружию! Все сюда! Осквернители в храме! – орал кто-то снаружи, созывая темных.
- Что ж, Эдди, пожалуй в твоей компании смерть будет не такой противной штукой, - горько усмехнулась Гала, выходя из-за шкафа и готовясь принять бой. - Знай, ...
Но Эдвин отнюдь не собирался сдаваться. Воспоминание о неожиданной нежности эльфийки этим вечером и тонизирующее зелье в крови ввели его в раж.
- Пригнись, - не дослушав, скомандовал он.
Мгновение, и мощный огненный шар, любимое заклятье молодого волшебника, полетел в центр зала. Изящная эльфийская мебель была деревянной и, разумеется, сухой. Языки пламени тут же с дьявольской жадностью впились в легкую добычу. Серая комната окрасилась в жизнерадостные оттенки оранжевого. Безумная пляска огня среди причудливых сталактитов могла бы вдохновить дюжину самый бездарных паладинов на гениальные романтические сонеты. Но Галатее и Эдвину сейчас было не до зрелищ.
- Левитация, в большое окно, там нет решетки, - приказала девушка, сгребая со стола непрочитанные бумаги.
Но тут, прямо сквозь пламя, вскинув руки в ритуальном жесте, прошла верховная жрица. Вокруг нее сиял фиолетовым цветом магический щит, а сама повелительница темных эльфов уже расправила ладони, готовясь принести смерть презренным осквернителям.
«Нам конец», - понял Эдвин. Он сконцентрировался, колдуя на себя и на Галу магическую защиту. Он хотел успеть защитить хотя бы ее, но время было безвозвратно упущено. Он ни за что не успел бы. Но какая-то грань судьбы засверкала в ночи, и темная жрица остановилась, так и не нанеся удара:
- Нет! О, Ши! Вы все не так не поняли! Стойте! - испуганно вскрикнула она. Но маг и его возлюбленная уже выпрыгнули из комнаты и плыли по воздуху с другой стороны стены, а пламя, охватив стол и шкаф, облизывалось искрами им в след.



Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.

Сообщение отредактировал AndromedA - Вторник, 16.07.2013, 20:33
 
Дата: Среда, 17.07.2013, 04:37 | Сообщение # 68
Статус Звезды
Группа: Администраторы
Сообщений: 1222
Статус:
Уже прочла и как всегда ты делаешь остановку на самом интересном моменте))) Мне очень мало, хочу еще))) Надеюсь, что эта жрица так и не поняла кто это был и маг с эльфийкой успели убежать)))

Ждю продку))) 11


My second home - Toronto
 
Дата: Среда, 17.07.2013, 06:15 | Сообщение # 69
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
Sea, еще - это всегда пожалуйста)))Пара готовый продолжений у меня в загашнике есть)

Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Среда, 17.07.2013, 06:16 | Сообщение # 70
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:


Глава 11. Мера предательства и мера доверия.

В Элвидорете наступило утро. По крайней мере, именно этим словом охарактеризовал бы происходящее Эдвин, если бы находился в любом обычном городе на поверхности. То тут то там загорались огни, эльфы выбегали из своих домов на площадки, а привычная уже тишина пещеры наполнилась звонкими голосами. Беглецы парили довольно высоко, так что маг не мог расслышать слов. Но и без этого было понятно - погони не миновать.
Темные бежали в сторону горящего храма, чтобы… Тушить пожар? Поймать осквернителей? Спасти утварь и мебель? Этого Эдди не знал, однако интуиция подсказывала ему, что задерживаться поблизости от места событий вряд ли разумно.
- Может, - неуверенно произнес молодой волшебник, проплывая вместе со своей возлюбленной над городом: Наложим заклинание невидимости?
Гала задумалась, а затем отрицательно покачала головой: Тогда любой маг в городе почувствует нас на большом расстоянии. Сам знаешь – чем больше магий, тем сильнее она фонит.
- А лучники?
Несколько темных снизу заметили двигавшихся почти под куполом грандиозной пещеры друзей, но не выхватили тут же своё дальнобойное смертоносное оружие, и даже не начали колдовать что-нибудь крайне неприятное, а как-то неуверенно переглянулись и рысцой побежали на сполохи пожара. Скоро Эдвин потерял их из виду.
«Странно», - подумал он: «Они даже не попытались навесить на нас следящее заклинание. Что, демон его возьми, происходит?!»
Из размышлений его вывел голос эльфийки:
- Надо найти Миска, он сейчас должен быть на дежурстве, - напомнила Галатея, как только они отдалились от храма на достаточное расстояние.
- А может, оставим варвара темным, они его хорошим манерам научат... Шучу, - тут же добавил Эдди, заметив грозный взгляд эльфийки. - Он в дозоре уже часа три, патрулирование, думаю, проходит по одной траектории, значит, отряд сейчас должен быть справа, вон за той скалой.
Эльфийка согласно кивнула:
- Сразу поднимаем его в воздух и к лестнице.
Эдвин открыл сумку, достал оба тонизирующих зелья и протянул одно Галатее.
- Что это?
- Немного снимает усталость. С этим снадобьем, авось, долевитируем до самой лестницы, - улыбнулся волшебник и залпом выпил содержимое своей склянки.
- Ну и гадость! - скривилась Гала, но тоже выпила все.
- В следующий раз обязательно добавлю сироп! Специально для тебя! - хмыкнул окрыленный зельем маг. Он буквально кожей чувствовал, как наливается силой его тело. Кровь будто кипела в жилах, а разум работал как никогда четко. Возбуждение, связанное со стычкой в храме прошло, и теперь его место заняло искусственное, но куда более длительное возбуждение от зелья. Невольно Эдвин сравнил его теперешний подъем с тем, что он испытывал, находясь рядом с возлюбленной, в минуты особой душеной близости. Результат был, несомненно, в пользу последнего. «Она стимулирует меня лучше, чем любой настой», - подумал волшебник: «Почему у нас в Тае любовь ценят так низко? Теряя голову, мы приобретаем величайшим стимул. Чтобы жить, творить, колдовать, свершать. Да и голова возвращается, только какой-то обновленной, улучшенной». Эдди очень захотелось поделиться своим открытием с подругой, но Галатея беседу не поддержала. Эльфийка сосредоточено вслушивалась в звуки города, будто ждала чего то. Чего именно? Сперва Эдвин не мог понять, но потом его осенило: скоро им придется снижаться, чтобы подхватить варвара. А лучшую мишень, чем плавно левитирующие маги, даже представить себе сложно. Вот Гала и слушает, не выдаст ли себя шорохом притаившаяся засада.
Волшебник нервно сглотнул. Чудом избежав одной смерти он совершенно не спешил в гости к следующей.
Расчеты Эдвина подтвердились: обогнув скалу, они действительно увидели гордо трясущего топором Миска, Дакору и мертвого паука. Третий их спутник куда то запропастился, видимо, чтобы не мешать чарам темной.
Галатея, продолжая прислушиваться, кивнула магу. Заученно небрежный жест Эдвина, и Миск, комично болтая руками и ногами поднялся в воздух, недоуменно оглядываясь по сторонам. Только теперь Гала решилась нарушить тишину:
- Мы возвращаемся на поверхность, - сухо пояснила она.
- А как же...? - недоуменно воскликнул варвар, но договорить он не успел.
Быстрее оценив ситуацию, Дакора вскинула посох, и облако неприятно зеленого цвета врезалось в поставленный Галатеей магический щит.
- Ловко, - оценил варвар действия подруги. Эдвин тоже не сдержал одобряющего возгласа: поставить щит не заранее, а ровно под заклинание требовало не дюжего искусства. Но и маг не остался в долгу, метко швырнув склянку из под тонизирующего зелья ровно на голову Дакоры и сбив ей концентрацию для следующего заклятья.
- Улетаем, - тут же скомандовала Гала, - бросая свою склянку.
- Эльфы не очень то рады нашему отбытию? - спросил варвар, все еще недоверчиво косясь на увеличивающуюся пустоту под ногами.
- Можно и так сказать, - ехидно ухмыльнулся маг, но девушка тут же пояснила:
- Мы их храм подпалили, так что готовься к бою.
Набрав высоту она немного расслабилась.
- Зачем? - продолжил расспросы Миск: - Они мне показались такими дружелюбными, а Дакора очень похожа на Вики...
- Это долгая история... Если выберемся - обязательно все расскажем. Но, боюсь, это будет не так просто сделать.



До лестницы друзья добрались без приключений - левитация дала большое преимущество в скорости. Но последний километр пришлось идти пешком - силы магов иссякли.
- Можно попробовать спрятаться где-то здесь, - предложил устало Эдди. От одного взгляда на ступени у него подкашивались ноги, а темница Элвидорета уже представлялась вполне уютным местечком. Главное: там просто обязана быть кровать... ну или хоть мешок соломы... От этих мыслей волшебник сладко зевнул и прикрыл глаза.
- Эдвин, не спи! - Галатея слегка потрясла волшебника за плечо. - Тут нас будут искать в первую очередь. Надо пройти еще хоть не много. В крайнем случае мы с тобой останемся на лестнице, а Миск пойдет наверх за помощью.
- Нет уж, лучше я вас на руках донесу, - не согласился варвар.
- Это будет слишком медленно, а мы с Эдвином продержимся какое то время...

Так и не выработав никакого конкретного плана, маленькая компания принялась штурмовать каменные ступени.
Но сколько страх погони не подгонял беглецов, силы неуклонно кончались. Один только Миск бодрым шагом несся вперед. Эльфийка тяжело дышала, но пока поднималась твердо и неуклонно. Первым не выдержал гонки Эдвин. Споткнувшись на одной из ступенек, он упал и так и остался лежать.
- Эй, маг, подъем, хватит бока отлеживать, - обернулся Миск, перестав слышать его шаги за спиной.
Гордость Эдди вместе с силой воли отстали еще пару лестничных пролетов назад, и маг лишь тихо прошептал:
- Я больше не могу.
- Гала, давай я понесу его?
- Нет, привал. Мы так долго не протянем. Я тоже еле держусь. Посидим пол часика, посмотрим, может, погони нет или темные нас потеряли... - Не очень веря собственным словам, ответила девушка.



Миск донес Эдди до ближайшей площадки и друзья остановились отдохнуть. Эдвин устало прислонил с спину к каменной стене и принялся рассеянно наблюдать за эльфийкой. "Если позволю себе заснуть - через полчаса никакая погоня меня не разбудит, даже если они будут устраивать свои легендарные оргии прямо на мне", - твердо понимал маг. Галатея, видимо, придерживалась похожей точки зрения. Она устроилась напротив и достала одно из трофейных писем. Внезапно эльфийка вздрогнула, ее лицо побледнело, а глаза округлились. Галатея подняла голову и остекленевшим взглядом впилась в Эдвина.
- Гала, что там такое? Покажи. - Изумился молодой волшебник.
Но вместо ответа девушка вскочила, будто от удара, и бросилась к краю пролета.
- Нет, Эдди, это мое личное дело. - прошептала она срывающимся голосом, смяла письмо и швырнула вниз.
Испугавшись, что Галатея упадет, маг бросился к ней.
Но девушка резко отодвинулась, взмахнула рукой и падающая бумага вспыхнула, будто алая, кровавая роза, и рассыпалась в полете на сотни тлеющих лепестков.

«Демоны меня подери», - нервно подумал Эдвин: «Почему она сожгла письмо?! Она мне не верит?! Почему?!». Он сделал еще несколько шагов по площадке и бессильно опустился на ступени: «Если подумать», - снова стал заниматься самоедством маг: «У нее есть все причини мне не доверять. Хотя бы потому, что я до сих пор не сказал ей правду. Ни о событиях, ни о своих чувствах… А пошло оно всё…».
Эдвин резко вскочил. Он и сам не мог понять откуда у него взялись силы, но он будто был способен пробежать еще несколько километров каменных лестниц. Сердце готово было выскочить из груди, руки заметно тряслись, но, громко и решительно маг произнес:
- Гала!
Минк, который сидел значительно ниже и высматривал погоню, поднял голову, но Эдвину было плевать. Сейчас или никогда!
Девушка повернула свое измученное лицо и слегка улыбнулась. Это мгновенно сбило весь настрой.
«Почему она улыбается?!», - дернулся маг: «Я смешон?! Я ЖАЛОК??? Проклятое женское обличье – Галатея даже не воспринимает меня как мужчину».
- Я должен… Я хочу…
Язык прилип к гортани и каждое слово весило добрый пуд.
- Я хочу сказать…
Издали стали доноситься звуки погони. Кто-то ревел в рог, и гулкий шум, отражаясь от стен пещеры, многократно усиливался, вибрировал, сходил по обертонам.
Галатея устало поднялась на ноги:
- Эдди, это срочно?
- Нет, - быстро и почти обрадовано произнес маг. Он был рад прервать разговор. Почти решившись сказать, он просто испугался в последний момент.
- Пора бежать, темные рядом, - бросил варвар.

Встретить смерть в гулких подземных залах никому не хотелось.
- Быстрее, быстрее, - Безжалостно подгонял варвар своих усталых спутников. - Не пройдет и десяти минут, как темные будут здесь.

- А я даже фаейболл не смогу швырнуть, - едко буркнул Эдвин. Энергия, внезапно наполнившая его несколько минут назад, так же неожиданно исчезла. Сейчас волшебник напоминал сам себе тряпичную куклу с ярмарочных представлений. Только вот ниточки, связывающие послушную игрушку с кукловодом то ли порвались, то ли запутались... И руки, а главное, ноги абсолютно не хотели слушаться. Но Галатея сжала кулаки и упрямо рванула наверх, к солнцу. Хотя, возможно, на поверхности сейчас царила ночь - здесь, в темноте пещер все трое напрочь потеряли чувство времени.
"Откуда у нее только силы берутся?" - удивился маг, глядя на бодро удаляющуюся спину эльфийки. "Еще недавно Гала валилась с ног, а сейчас мчится по ступеням, как горная лань. Проснулась ее темная кровь, и окружающие камни поделились с беглянкой своей мощью? Или что-то в том странном письме заставило девушку забыть об усталости?"
Собрав крохи потерявшейся среди пещер воли, волшебник заставил себя идти.

Шаг за шагом, ступенька за ступенькой, Эдвин, опустив голову, с трудом передвигал налившиеся свинцом ноги, будто плохо сделанный голем. Заветная дверь на поверхность так и не показывалась, а звуки погони неизменно приближались. "Не успеем, я умру, так и не поговорив с Галой." - предательская мысль, будто жало осы уколола молодого волшебника. Он поднял глаза и увидел, что Галатея остановилась.

- Идите, - бескомпромиссно заявила эльфийка. Ее глаза пылали яростью, а губы сложились в кривую усмешку. Эдди ни разу не видел такого выражения лица у своей возлюбленной. Будто воплощение богини мести, Галатея гордо стояла на лестничной площадке и с вызовом взирала вниз. Казалось, камни лестницы вот-вот разлетится в пепел под тяжестью ее взгляда, столько в нем было злобы, горечи, боли, ненависти.
- Все в порядке? - обернувшись, встревожено спросил варвар.
- Да, - сухо ответила девушка, - устрою темным небольшой сюрприз.
Она на распев, будто наслаждаясь каждым звуком, произнесла сложную магическую формулу: большой сталактит откололся от потолка пещеры и с грохотом покатился вниз по ступеням. Эльфийка злорадно усмехнулась. Еще несколько слов: между беглецами и преследователями возникла огненная стена. Но Галатея и не думала останавливаться. Словно в трансе или в каком-то неведомом танце она продолжала двигаться и почти петь слова заклятий. При этом кроме губ не единый мускул на ее лице не двигался, а глаза сохраняли то же жуткое выражение. Лестница треснула, будто выворачиваясь на изнанку, и целый пролет между ними и темными рассыпался в прах. Только тогда эльфийка остановилась и обхватила лицо руками. Варвар тут же подхватил ее за локоть, и помчался вперед, увлекая Галатею за собой.
- Я и не знал, что ты так хорошо разбираешься в атакующей магии! – произнес Эдвин, оглянувшись назад на образовавшийся пролом.
- Подтянулась за последние пол года... Я ведь участвовала в войне с некромантами у врат Птара после того, как ты исчез. А там или быстро учишься, или умираешь... Но, сейчас не до рассказов, вперед!
Впервые за время их знакомства Эдвин вдруг четко осознал, что его возлюбленная врет. Но даже обдумать этот неожиданный факт не было времени: ответные действия темных не заставили себя ждать.

- Лучники, в шеренгу! Огонь! - Зычный голос Верховной жрицы разнесся по гулкой пещере, эхом отражаясь от стен, а вокруг засвистели стрелы. Странным образом стрелы вонзались у ног друзей, а не (как это обычно бывало) пролетали над головами. - Магический мост на яму! Быстрее! Они не должны уйти!



Эдвин решил загородиться от стрел волшебным щитом, но кто-то быстро, почти шутя, развеял заклятье измученного мага. А сил на новое уже не было... Попытка Галатеи восстановить щит так же не увенчалась успехом. Или защитные заклинания не входили в "ускоренный курс обучения" у врат Птара, или неожиданные возможности эльфийки все-таки имели предел, но ее защитный барьер лишь на секунду замерцал в темноте и рассеялся сам собой. Тем временем, одна из стрел, улучив удачный момент, глубоко оцарапала незащищенную голень Миска. Варвар взвыл от боли, развернулся и крикнул друзьям:
- Бегите, я вас догоню!
- Идиот, - прокричал в ответ запыхавшийся Эдвин: Против лучников у тебя шансов нет.
Варвар буркнул что-то неприличное и прошипел:
- Подбери подол, поправь прическу и подумай! У их лучников осталось по две-три стрелы на колчан. А маги, видимо, еще не добежали.
- Две-три стрелы, - заметил маг: Как раз хватит, чтобы превратить тебя в подушечку для иголок.
Но Миск уже не слушал его, а спустился на несколько ступеней вниз и достал свой топор. «Топор против стрел! Он сошел с ума», - резюмировал Эдди, и обернулся к Гале:
- Мы должны ему помочь!
Чуть живая от усталости эльфийка мотнула головой и продолжила подъем. Через несколько шагов она с трудом произнесла:
- Он знает, что делает.
Помолчав, она добавила с какой-то странной интонацией:
- А ты знаешь?
В воздухе повисла неловкое молчание, а Гала, слегка приостановившись, спросила у Эдвина:
- Кстати, а почему ты вообще так заботишься о нем? С твоей, тайской (это слово Галатея произнесла с редкой для себя злой иронией) точки зрения варвар, прикрывающий тебе отход даже ценой своей жизни делает единственный осмысленный поступок в своей бессмысленной жизни. Разве нет?
Маг промолчал, про себя подумал: «Действительно, а что это я так из-за него переживаю? Ну, погибнет какой-то варвар. Кто-нибудь их вообще считал?». Однако Эдвин понимал, что цена его рассуждению – ломанный медный позеленевший от старости грош. Миск не был для него «каким-то варваром». Как это не парадоксально, но Эдди не просто смирился с этой горой мускулов, а как-то сроднился с ним.
В это время снизу лестницы раздался шум, и волшебник обернулся.
Перед Миском, метров за сто-двести, появились темные эльфы с луками. Эдвин очень хорошо расслышал их слова:
- Варвар, сдавайся и мы пощадим твою жизнь.
В ответ на это Миск презрительно плюнул себе под ноги и перехватил поудобнее топор.
Темные, переглянувшись и пожав плечами, натянули луки.
Эдди прикрыл глаза, с ужасом ожидая неизбежной бойни и мысленно попрощавшись с Миском, укоряя себя, что послушался его и бросил сражаться в одиночку.
Но варвар и не думал умирать. Схватив топор ровно посередине, он начал вращать его перед собой с бешенной скоростью. Запели стрелы, но они лишь высекали искры на лезвии или рукояти страшного варварского оружия.
Залп, еще! Но бестолку. Стрелы лишь разлетались в разные стороны от будто заколдованного воина.
Конечно, если бы стрел было больше…
Но темные опустошили колчаны и теперь с нескрываемым уважением, и даже, как будто со страхом, смотрели на исполинскую фигуру Миска.
Тот перестал вращать топор, и выпучив глаза издал самый страшный вопль, который только Эдвин слышал в жизни. С этим кличем многие поколения варваром, дикие жители суровых степей, собирали скот с огромных просторов в единые стада, сворачивали головы свирепым буйволам и вселяли ужас в сердца своих многочисленных врагов.
Пещера еще звенела от эха этого демонического вопля, когда Миск крикнул темным:
- А теперь подходите ближе, и попробуйте мою сталь не только на вид, но и на вкус.
И обитатели пещерного города, загадочные и жестокие темные стушевались. Почти физически ощущалось, как дрожат их руки, как потеют ладони, сжимающие уже бесполезные луки.
А Миск, не дожидаясь ответа, спокойно, почти величественного, повернулся к темным спиной и стал неторопливо подниматься по лестнице. Через несколько минут он нагнал обомлевшего Эдвина и произнес:
-Что встали? Тронулись.
- Миск, - улыбнулась Гала: Я поражена.
- Еще пару секунд, - заметил варвар: И я был бы тоже поражен. Насквозь.
Он посмотрел на свой топор («Ведь это не просто топор», - понял тут Эдвин: «Это хорошо сделанная боевая секира») и с досадой произнес:
- А вот оружие моё – теперь хлам. Рукоять разбита, лезвие погнулось, и на нем несколько дыр.
- Да, - сказал Эдвин, не подумавши: Теперь из него точно только кашу варить.
Варвар замер как от удара, сжал скулы, и, когда Эдди уже почти готов был извиниться, расхохотался:
- Смешно, Эдвина, Правда – смешно. Теперь его действительно – только на кашу.
Друзья продолжили путь, а внизу, уже достаточно далеко, слышался им голос Верховной:
- Догнать! Что это такое?! О, Ши! Мне стыдно за вас. Мне что, Арса звать сражаться?
Но темные основательно отстали, и последний участок пути Эдвин больше боролся с усталостью, чем с преследователями.

Наконец вдалеке показалась столь долгожданные ворота. Еще один рывок, и шесть рук дружно барабанят в запертые створки. "Хоть бы дежурные паладины были на месте! Хоть бы они сразу услышали стук!" Каждая минута ожидания казалась Эдвину вечностью, после которой начиналась еще одна вечность, отличающаяся от предыдущей лишь ускользающей надеждой на спасение.

- Неужели мы добрались до самого верха, чтобы сдохнуть под дверью, как собаки! - не выдержал маг.
Он хотел продолжить свою гневную тираду, но с той стороны послышался лязг доспехов и сонный голос спросил:
- Кто там?
- Мы спустились вниз несколько дней назад по договоренности с вашим Орденом в поисках оружия против вампиров. Две волшебницы и варвар. Помните? Впустите нас, пожалуйста, поскорее!
- Не поладили с темными? - голос за воротами усмехнулся. - Не суетитесь, сперва надо проверить, что вы там одни.
Дежурный паладин открыл небольшое смотровое окошко из которого повеяло вечерней свежестью и легким цветочным ароматом.
- Похоже, пока мы торчали в этой пещере, наверху вовсю началась весна... - отстранено заметил Миск и, будто увесистый мешок золотых, звеня плюхнулся на землю.
- Что у вас там происходит? - голос из-за ворот явно принадлежал очень дотошному представителю паладинов.
- Что, что, - возмутился Эдди, - наш друг ранен. Но, видимо, нам всем суждено умереть от старости так и не выйдя на поверхность, так что ему даже повезло. Будет меньше мучиться!
- Ох, красавица, не завидую я вашему жениху! Тяжело ему придется! - вновь усмехнулся паладин, но ворота все-таки открыл.
- В таком случае, не забудьте сказать мне спасибо, я только что спасла вас от зависти - одного из самых тяжких грехов и несмываемого пятна на паладинской части, - тут же нашел, что ответить Эдвин.



Не успели беглецы выйти, паладины принялись тщательно запирать ворота. А Эдвин устало повалился на землю, не замечая ничего вокруг. Галатея, вроде, суетилась вокруг Миска и его раны, но для волшебника всего этого сейчас не существовало. В мире был только он сам и небо. Безграничная синева усыпанного звездами ночного неба. Никаких стен, потолков, сводов, пещер - только бесконечность, покрытая тут и там мерцающими звездами... свобода! Маг раскинул руки и полной грудью вдохнул свежий ночной воздух. После затхлого воздуха подземелий Эдвину казалось, что он будто физически эту свежесть: у нее есть не только запах, но и вкус, а стоит протянуть руку - и можно будет дотронуться до нее, и она слегка обожжет пальцы приятной прохладой. Волшебнику вспомнились слова одной светлоэльфийской песни и он тихо запел себе под нос. Как же мало иногда бывает нужно для счастья... А может... не так уж и мало. Разве мало это - быть живым? Эдвин улыбнулся сам себе и продолжил напевать.
- Никогда не слышала, как ты поешь, - послышался откуда-то сверху голос Галатеи. - Пойдешь ужинать?
- Да, конечно, - слегка смутившись согласился волшебник. Только сейчас он вспомнил, что не ел как минимум сутки, и зверски голоден.

- Можно еще добавки этой замечательной жареной свинины? - подмигивая паладинам, спросил Эдвин. Сейчас он был в таком хорошем настроении, что временно простил им горшки вместо мозгов.
- А не растолстеешь, красотка? - загоготал явно захмелевший Миск, подливая себе еще пива.
- Растолстею, так хоть засматриваться на меня перестанешь, - рассмеялся в ответ волшебник.
- Да что на тебя смотреть, я лучше на бочонок с пивом посмотрю, - под всеобщий хохот парировал варвар.
- Вот и смотри себе на него, а на мою свинину рот не разевай!
Вскоре Миск ушел спать, а Галатея и Эдвин не сговариваясь решили вернуться на улицу.
- Как же хорошо, когда над головой небо, а не каменный свод... - слегка улыбаясь, заметила Галатея, вальяжно растянувшись на траве. Зверское выражение ушло с ее лица, теперь девушка выглядела просто усталой.
- Разве ты так и не почувствовала загадочной связи с пещерами?
- Нет, или не поняла этого... Но, честно говоря, я и с лесами никакой связи не ощущаю. Странная я эльфийка...
- Я думал, ты именно из камней зачерпнула силу, когда обрушила сталагмит, поставила огненную стену и сломана лестницу. Откуда же тогда взялась эта мощь? Ты ведь совершенно выдохлась из-за левитации, как и я...
- У меня свои тайны, - прошептала Галатея, встала и демонстративно зевнула.
- Гала, разве у сестренок должны быть друг от друга секреты?
- Эдди, сестренка, начни с себя. - бросила девушка, слегка изменившись в лице, и решительным шагом направилась под тент, растянутый для них паладинами.

Эдвин дернулся от едких слов Галатеи, и что-то твердое ткнулось ему под ребра.
"Письмо Элдреена!" - вспомнил маг. "Оно ведь до сих пор у меня под корсажем! Как ни странно, я даже выполнил обещание," - усмехнулся про себя он доставая конверт.

"Дорогая Эдвина!
Хочу отметить, что, несмотря на все мои усилия, Вы остались непреклонны. (Эдвин скривился, с ужасом представляя себе, что было, если бы…). Не буду скрывать, для меня такой исход событий крайне нетипичен. Однако, я очень рад, что ситуация сложилась именно таким образом («А уж как я рад!» – подумал маг). Ведь, несмотря на то, что Вы – одна из самых прекрасный человеческих женщин, которую я видел в жизни, моё сердце, увы, занято. (Маг слегка зарделся «Вот ведь велеречивый ловелас»). Общаясь с Вами и испытывая огромное удовольствие от этого общения, тем не менее, я лишь выполнял задание. Мне было поручено соблазнить Вас, усыпить Вашу бдительность и притупить критичность. Зачем мне дали такой приказ, я не знаю. Но, один подслушанный недавно разговор, привел меня к мысли что, та, кого я люблю больше жизни, находится в смертельной опасности. Вам ведь известна Викония, которая покинула Элвидорет какое-то время назад. Наше правительство решило убить ее за предательство. Я сам, увы, не могу выйти на поверхность и спасти свою возлюбленную. Заклинаю Вас и молю, стоя на коленях, предупредите Вики, и, если сможете, оградите ее от наших ассасинов! Если Вы сделаете это, я буду очень обязан Вам до конца моих дней. Уверяю Вас, помощь такого эльфа, как я, безусловно, пригодится Вам («Н, да. Сам себя не похвалишь – последний раб не похвалит»). Мне известно, что акция не начнется, пока Вы находитесь в пещерах. Значит, еще есть время. Я постараюсь узнать больше, и сообщить Вам. Прикладываю к письму несколько действительно эффективных заклинаний против вампиров и личную записку для Виконии.

Навеки Ваш
Элдреен."

***


"Ну и дела, странно!", - задумался Эдвин, пряча письмо в сумку. Не носить же его вечность в корсаже - не удобно, в конце-концов. "Возможно, все, написанное Элдрееном - правда, и Вики действительно угрожает опасность. Можно даже предположить, что нападение вампиров именно на Виконию тоже не обошлось без темных. Но, с другой стороны, Джахейра знает все подробности нападения и то, что мы сейчас тесно общаемся с Вики. Именно она, почему то передавала пещерным ушастикам информацию о нас. Что, если письмо - лишь новая попытка Элдреена завязать со мной дружбу? Он, якобы из любви к Виконии, предает своих и втирается к нам в доверие... Я, ведь, хотел вскрыть послание сразу. Темный мог это просчитать. Да и сама Вики намекала, что ее возлюбленным был Нолаэр, а вовсе не Элдреен. Что же делать?"

Эдвин решил посоветоваться с Галатеей. Две головы - лучше чем одна, да и с обладательницей прелестной копны черных, как ночь в подземелье, волос надо помириться. "Гала явно за что-то на меня злится, может, это связано, с письмом, которое она сожгла? А, может, паладин укусил ее за длинное эльфийское ушко?" Эдди рассмеялся, представляя себе эту картину, и в веселом настроении направился к тенту.

- Гала, ты спишь?
- Да, и мне снится очень сладкий сон.
- Надеюсь, с моим участием?
- Разумеется, Эдди, в моем сне Элдреен, ослепленный твой неземной красотой, выбил дверь, собственноручно перебил всех паладинов и поволок тебя обратно в подземелья прямо на брачное ложе, по пути рассказывая, как долго и счастливо вы будите жить.
- Фи, с чего это ты стала такой язвительной? Или это тренировка в предвкушении встречи с Амоеном?
- Нет, это всего лишь дурное влияние одной моей сестренки, которая не дает мне выспаться после тяжелого дня. Не догадываешься, о ком я?
- Ну откуда мне знать всех твоих ушастых родственников со скверным характером? Ты мне их не представила, увы и ах! Как невежливо!
- У тебя вдруг появились благородные манеры? Мне казалось, они, как и многие другие положительные качества, Тайским магам отнюдь не свойственны.
Галатея снова произнесла название Родины Эдди с каким-то нескрываемым презрением.
- Я решил исправиться. Письмо от одного тайного поклонника перевернуло с ног на уши всю мою тонкую душевную организацию. Ты, ведь, не откажешь мне в совете?
- Что, что? Кто то из паладинов подсунул тебе любовный памфлет, и теперь ты не можешь определиться, подсунуть ему в шлем жабу или превратить щит в ночную вазу?
- Какие прекрасные идеи, обязательно опробую на Амоене. Но ты почти угадала, смотри, это письмо от Элдреена.
Эльфийка изумленно вскинула бровь и погрузилась в чтение.
- Хм, очень интересно. Возможно, это правда, а, может быть, и провокация...
- Я подумал о том же.
- Но, в любом случае, мы уже вышли из подземного города. Показав это письмо Виконии, мы ничего не теряем. Посмотрим на ее реакцию и решим, стоит ли передавать личную записку...
- Ты после предательства Джахейры всех начала подозревать? Что было в том письме, которое ты сожгла на лестнице?
- Эдвин, я пока не хочу об этом говорить. А что касается записки для Вики - там может быть скрытый шантаж, например. Элдреен должен был предположить, что ты можешь вскрыть записку. Так что, если это - очередная уловка темных, и они попробуют заставить Виконию действовать в своих интересах. И, даже прочитав текст, мы не поймем скрытого смысла.
- Гала, ты перегибаешь палку. Предполагать можно все, что угодно. Но Вики - наша подруга, и она ничем не заслужила недоверия. Надо передать ей записку и рассказать все подозрения.
- Эдди, а ты и правда изменился, как и я, похоже... Раньше наш диалог выглядел бы в точности наоборот. Не знаю, что на меня нашло, ты абсолютно прав. Спасибо! И ... тебе тоже стоит поспать.
Эльфийка слегка улыбнулась и вновь устроилась на своем одеяле под тентом, а Эдвин, сев на край своего, еще долго обдумывал ее слова.


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Форум » Скриншоты и сериалы » Ваши сериалы и истории » Грани судьбы (легкий коктейль из фэнтези, приключений и романтики)
Страница 7 из 9«1256789»
Поиск: