MENU
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 9«126789»
Модератор форума: Sea 
Форум » Скриншоты и сериалы » Ваши сериалы и истории » Грани судьбы (легкий коктейль из фэнтези, приключений и романтики)
Грани судьбы
Дата: Среда, 17.07.2013, 09:47 | Сообщение # 71
Статус Звезды
Группа: Администраторы
Сообщений: 1224
Статус:
Вот это да.... Ничего себе... я бы с ума сошла от всевозможных подозрений)))

Чудесная серия и много неожиданностей в ней есть, что делает рассказ довольно интересным))) читая текст, я постоянно нахожусь на стороже, "А вось, сейчас, что-то произойдет, что-то не хорошее и т.д." Зря Эдвин тянет резину, а с другой стороны, как она к такому признанию отнесется потом.
Я очень рада, что эти трое выбрались наконец из этого ужасной пещеры, но так же я понимаю, что это не конец их мучениям)))

Как всегда Ждю дорогая))) 11


My second home - Toronto


Сообщение отредактировал Sea - Среда, 17.07.2013, 09:49
 
Дата: Среда, 17.07.2013, 16:04 | Сообщение # 72
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
Sea, огромное спасибо, что читаешь и пишешь отзывы!
Эдвин тоже с ума сходит, но и признаться боится. Это ведь в некотором смысле окончательное решение. А если не простит и прогонит? Он боится так рисковать. Да и вообще наш Эдди не очень решительный парень) Он, конечно, постепенно исправляет свои недостатки, но не все же сразу)))
А теперь продолжение, осталось у меня готовых всего 2 кусочка. Остальное уже после отпуска...


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Среда, 17.07.2013, 16:05 | Сообщение # 73
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:


Глава 12. Калейдоскоп сомнений


Эдвин проснулся когда полдень уже давно миновал . Мягкие лучи весеннего солнца уже вовсю пробрались под тент и без зазрения совести щекотали ресницы мага. Нехотя он открыл глаза и потянулся. Возможно, не стоило делать это так резко: вчерашние подвиги тут же дали о себе знать. Эдвину показалось, что все его тело состоит из наспех сшитых лоскутков, как деревенское одеяло. И не очень ясно, какая сила все еще держит эти лоскутки вместе. Одна мысль о том, чтобы подняться на ноги показалась волшебнику зверской пыткой. Но, все же, это следовало сделать. Во-первых, приводить себя в порядок лежа крайне неудобно: такого рода магия требует не только мыслей и слов, но и соответствующих жестов. А во-вторых, ни Галатеи, ни Миска под тентом уже не было.
Поминая недобрым словом всех пришедших на ум демонов поименно, волшебник скривился и встал, но тут же повалился обратно на свою походную постель. Стоило ступням прикоснуться к земле - их будто огнем обожгло.
Боль прогнала из сознания мага остатки сна, и он, погрузившись в легкую медитацию, попробовал встать еще раз, на этот раз плавно и осторожно. Вторая попытка оказалась успешнее первой, Эдвин не только удержался на ногах, но и сумел сохранить необходимую для магии концентрацию. Воспользовавшись этой удачей, он тут же принялся накладывать на себя исцеляющие заклятья. За этим занятием Галатея и застала молодого волшебника.
- Помочь, - скорее утвердительно, чем вопросительно заявила эльфийка, и сразу приступила к действиям. Вскоре Эдвин почувствовал себя вполне сносно и удовлетворенно кивнул:
- Спасибо.
Галатея тут же отстранилась на пару шагов и тихо произнесла:
- Доброе утро.
Сама девушка выглядела не выспавшейся или просто чем-то недовольной. В ее глазах не пряталась шаловливая улыбка, как часто бывало по утрам. Вместо обычной расслабленной или слегка кокетливой позы эльфийка сложила руки на груди, да и взгляд ее был каким-то настороженным.
- Все в порядке? - тут же участливо спросил Эдвин. - Может и тебе не помешает пара исцеляющих заклятий. Я всегда готов помочь.
Маг расплылся в улыбке. Хорошее настроение уже практически овладело Эдвином, и единственное, чего ему не хватало до окончательной победы - ответной улыбки Галатеи.
Но девушка лишь отрицательно покачала головой.
- Что-то не так с Миском? Как его рана? - продолжил расспросы Эдвин, подойдя к эльфийке на шаг. Ему хотелось, во что бы то ни стало не упустить ту легкость и близость, которая была в их отношениях перед побегом из Элвидорета. Но с выходом на поверхность между ним и Галатеей снова будто вырастала незримая стена. Как и сразу после их встречи в Аменхоте, эльфийка избегала смотреть в глаза Эдвину, отвечала сухо, коротко и только по делу:
- Пока заражения не видно. Рана выглядит вполне обычной. Паладины промыли ее, а я, как умею, обработала магией. Но я не очень разбираюсь в целительстве, ты, насколько я помню - тоже.
Эдвин не нашелся что ответить. Хорошее настроение, едва появившись, рассеялось как неверно наложенное заклятье. И утро перестало казаться волшебнику добрым.
- После обеда выезжаем в Аменхот, - коротко бросила Галатея и направилась в сторону укреплений.
"Я что-то сделал не так? Или причина в этом проклятом письме, демоны бы побрали его вместе с автором и ушастыми тварями, которые его так бережно сохранили!" Эдвина одолевала ярость. Он мог смириться с поражением, когда понимал его причины, но не сейчас. Казалось, он уже был так близок к победе и вот ... что? Волшебнику хотелось схватить эльфийку, встряхнуть и спросить: "Что случилось? Что не так?" Но он с трудом сдержался и лишь с силой пнул ногой лежащий рядом камень.
Это действие Эдвина не укрылось от стоящего неподалеку пожилого паладина, который тут же подошел и вежливо поинтересовался:
- С вами все в порядке, госпожа? Что-то вас расстроило? Я могу помочь?
- Нет! - огрызнулся Эдвин, и пробурчал первое, что пришло в голову, чтобы отвязаться от ненужного собеседника. - Солнце у вас тут слишком яркое и трава слишком зеленая.
Но паладин и не подумал отойти, напротив, он отечески улыбнулся и участливо ответил:
- Ты не печалься, доченька. Все образуется. Артуранис за всеми нами наблюдает и ни одного хорошего человека в беде не бросит.
- Только Артуранис мне не хватало, - едко бросил маг: - да и с чего вы вообще взяли, что я хороший человек?
Паладин ответил на удивление серьезно и обстоятельно:
- С тобой я мало знаком, но друзья у тебя хорошие. Да и сердце большое, раз вмещает в себя столько страданий. Только веры тебе не хватает, вот и терзаешься сомнениями. Вера, она как огонек в ночи: направляет, подсказывает, ведет, успокаивает. Не отвечай, я ваши тайские ответы не раз слышал. Просто подумай об этом.
Вдруг что-то попало Эдвину в глаз. Может, это была соринка, или это еще новая грань судьбы весело пощекотала волшебника своим лучом? Он яростно заморгал, а когда наконец открыл глаза, пожилой паладин уже направился прочь.



После непродолжительного обеда друзья собрались в обратный путь. До ближайшей деревни, в которую они должны были приехать этим же вечером, паладины выделили им небольшой отряд сопровождения. Скорее, это была дань вежливости, так как дороги в этой части Нефериса славились своей безопасностью. Но Галатея приняла эскорт с благодарностью, и всю дорогу обсуждала с паладинами странности, случившиеся с ними в пещерах темных. Вскоре к их беседе присоединился Миск, а чуть позже сломался и Эдвин, поначалу окидывавший рыцарей лишь недовольным взглядом. Ему ведь не терпелось поговорить с эльфийкой с глазу на глаз.
В основном разговор кружился вокруг последнего боя на лестнице.
- Темные так не дерутся, - вынесли вердикт паладины. - Их целью было пленение, убивать вас они не собирались ни в коем случае.
- Почему вы так решили? - изумился Эдвин.
- Предположим, - пояснил один из паладинов, - темные не успели подтянуть воинов. В тяжелом вооружении, да еще по пещерам, угнаться за вами было не так просто. Но почему они стреляли только по ногам? И почему не применяли свою хваленую стихийную магию? Вы сами говорите, там была Верховная жрица. Она-то точно могла устроить вам "каменный дождь"! Где огненные шары, горящая под норами земля и рушащиеся на голову скалы? Нет, темные не хотели вас убивать.
- Выходит, - задумчиво продолжила разговор Галатея, - поняв, что не могут нас аккуратно поймать, они предпочли нас отпустить? И это после осквернения храма Ши! За такое темные должны были нас не просто убить, а медленно и максимально мучительно.
- Согласен, - кивнул тот же паладин: - выходит, живые вы им нужнее, чем мертвые. Темные что-то задумали, и это не к добру...
- Может, они посчитали доблестную смерть в бою недостаточной карой? - предположил другой паладин. - А решили поймать наших гостей на поверхности и потом доставить к себе для торжественного жертвоприношения?
- Маловероятно, - не согласился с ним первый, - темные коварны, но импульсивны. Да и руки у них коротки, чтобы ловить кого-то на нашей территории, - не без легкого самодовольства добавил он.
"Вот и хорошая тема для разговора с Галой", - хмыкнул про себя Эдвин. - "Из письма Элдреена выходит, что поверхность темным вовсе не преграда."



Но поговорить по душам с эльфийкой не удалось ни в этот день, ни на следующий. Вечером, едва попрощавшись с паладинами, Галатея отправилась спать, сославшись на сильную усталость. А на утро Миску стало хуже: голень раздулась в полтора раза. Наскоро осмотрев рану, Галатея и Эдвин пришли к неутешительным выводам: яд. Но их совместных познаний в целебной магии хватило лишь на то, чтобы ослабить боль и слегка замедлить воспаление. Тут требовался опытный лекарь: Джахейра или один из жрецов Фелитари. Но как отвести Миска в Аменхот или в любой другой ближайший храм?
Миск, между тем, подавляя боль и костеря, на чем свет стоит всё и вся заметно обогатил лексикон молодого волшебника. Галатея, не любившая брани, хмурилась, но не одергивала варвара: в данном случае, это помогало преодолеть боль. Однако надо было что-то решать:
- На телеге это займет не меньше недели, - с сомнением в голосе проговорила Галатея: - а верхом Миск и вовсе не доедет. Пожалуй, одному из нас стоит остаться здесь, а другому отправиться за подмогой. Так получится быстрее.
- Может, лучше телепорт, - покусывая губу, предложил Эдвин.
Девушка недоуменно подняла брови.
Телепортация, или, как ее сокращенно называли в магической среде "телепорт", была одним высших заклятий школы перемещения. Использовать телепорт было занятием крайне рискованным, и лишь немногие маги шли на это. Во-первых, нужно было идеально представлять себе место прибытия, иначе шанс врезаться в стену или дерево был весьма велик. А исход - печален, вплоть до фатального. Во-вторых, с увеличением расстояния риск неудачи возрастал еще в разы. Ну а какой смысл перемещаться таким сложным способом в соседнюю комнату? В-третьих это заклинание требовало большой магической силы и очень высокой концентрации.
- Ты уверен, что справишься? И что хочешь рискнуть ради Миска? - во взгляде эльфийки, перетекая друг в друга и переплетаясь между собой, плескалась целая радуга эмоций. Это была и неожиданная радость, и страх, и удивление, и недоверие, и, наконец, надежда.
И для Эдвина это тоже была надежда, волшебник улыбнулся и мягко произнес:
- Мы справимся.

Конечно, ответив так уверенно, Эдвин немного покривил душой. Но он готов был рискнуть. И ради Галатеи, и, как ни странно, ради Миска, и, самое удивительное, ради себя самого. Вчерашние слова пожилого паладина о вере глубоко запали волшебнику в душу. И пусть он не верил в Артураниса, Фелитари и прочих богов, зато он твердо верил, что поступает правильно. И эта вера, действительно, как огонек в ночи, поддерживала и успокаивала Эдвина, придавала уверенность в собственных силах.

Во время своих метаний после превращения в девушку, маг, казалось, изучил каждый дюйм своей комнаты. Он отчетливо помнил каждую царапину на стене, каждую трещинку паркета, каждую складку нелепой занавески. Это давало неплохие шансы на удачу.
В Тае Эдвин пробовал телепортироваться на небольшое расстояние. Так что в своей концентрации не сомневался. Оставался вопрос силы, ведь Аменхот находился в полутора днях пути. Но тут волшебник полагался на помощь Галатеи: они могут объединить магические силы при помощи круга. Эдвин не без удовольствия представил себе этот процесс: он нежно обхватывает хрупкие кисти эльфийки своими ладонями, чувствует тепло ее рук, ее волнение перед сложным заклятьем. Гала закрывает глаза, расслабляется, и волна ее магической силы наполняет сперва его пальцы, переплетенные с ее пальцами, потом руки, а потом и все тело. Они становятся практически единым существом: он и Галатея...

- Эдвин, все в порядке? - взволнованный голос эльфийки ворвался в его сознание.
- Да, да, я задумался о некоторых деталях, - слегка покраснев, ответил маг и потряс головой. Так не годится: для заклятия нужна концентрация, причем максимальная.
"Но вообще идея интересная... Совместить эротику с магическим кругом..." - Вздохнул Эдвин, продолжая фантазировать, и перевел взгляд на свои руки. Женские руки! Романтическое наваждение развеялось без следа."Для этого сперва нужно вернуть назад свое тело!" - Добавил он про себя с ненавистью и принялся готовиться к заклинанию.

Подготовка заняла все утро. Помимо специальной магической фигуры, которую Эдвину и Галатее пришлось начертить, чтобы их заклятье прихватило с собой варвара, пришлось позаботиться еще о куче бытовых деталей. Необходимо было пристроить в деревне лошадей и большую часть поклажи. Договориться с местными, кто и как это все заберет. Ненадолго усыпить Миска: после долгих колебаний Эдвин убедил Галатею, что стоны и чертыханья больного варвара может сбить концентрацию... И многое-многое другое.
Время уже вовсю близилось к обеду, когда волшебники, наконец, были готовы приступать. Они расположились на небольшой ровной полянке недалеко от деревни, магические линии загадочным образом переплелись среди начинающей прорастать травы, а Миск мирно посапывал в самой их середине. Солнце почти по-летнему пригревало, совсем легкий ветерок едва покачивал набухшие почками ветви окрестных деревьев - все кругом излучало покой. После напряженного утра, глядя на эту гармонию природы, хотелось прилечь и расслабиться. Отдохнуть телом и душой, наполниться весенними ароматами, и вместе с трелями птиц унестись мыслями куда-то далеко.



"Пора", - понял Эдвин, последний раз оглядывая контуры магических линий. Сейчас он был абсолютно уверен, что справится. Впервые за последние месяцы он будто помирился сам с собой. Женская внешность, предстоящий разговор с Галатеей - все это отступило куда-то на второй план и казалось простым, разрешимым. Мысли мага после столь длительного пребывания в хаосе, казалось, обрели порядок. Именно в таком состоянии и надо творить сложные заклятья. Эдвин решительно протянул Галатее руки для создания магического круга. Эльфийка встретилась глазами с волшебником и улыбнусь, протягивая руки в ответ.
"Спасибо", - чуть слышно прошептала она, когда их пальцы соединились. Эдвин не успел уточнить, за что. Магическая энергия тут же захлестнула его приятной теплой волной, и волшебник принялся читать слова заклинания.

Мгновение или вечность - сколько нужно судьбоносной искорке, чтобы появиться на свет? Точного ответа на этот вопрос вам не даст ни один ясновидец. Ведь иногда рождение новой грани судьбы нужно годами пестовать, подкармливать ее цепочками верно принятых решений, правильным образом совершенных действий. А бывает, напротив, достаточно одной мелькнувшей в голове мысли - и вот новорожденная грань уже сияет в загадочных неведомых далях. Или поблескивает на плотно зажмуренных ресницах одного молодого волшебника...



Эдвин с трудом разлепил глаза, голова немного кружилась... Но он у него получилось! Они на месте!
Маг сжал ладони эльфийки и радостно воскликнул:
- Гала!..
Девушка открыла глаза и улыбнулась в ответ. Волшебник хотел притянуть Галатею поближе и обнять, но от его громкого возгласа варвар тоже пришел в себя и тяжело застонал. Улыбка тут же пропала с лица эльфийки, а взгляд сделался серьезным. Момент был безвозвратно упущен, и Эдвин не без сожаления отпустил руки своей возлюбленной.
- Миск, как ты? - тут же склонилась она к варвару, но тот ничего не ответил.
- Эдвин, подложи ему подушку под голову, а я пока позову остальных: надо перенести его на кровать и найти целителя. - Засуетилась девушка и выбежала из комнаты.
Вскоре она вернулась, а вместе с ней Келдом, Амоен и Аэри. Трое новоприбывших быстро поздоровались с Эдвином и принялись помогать больному варвару.
Паладины вдвоем подхватили Миска и понесли в его комнату, Аэри последовала за ними, тихо произнося какое-то заклятье явно из школы целителей. Галатея, напротив, помчалась назад к лестнице на первый этаж таверны, лишь коротко бросив по пути:
- Я в храм и к Джахейре.
- А я? - лишь развел руками Эдвин вслед убегающей эльфийке.
- Я быстро, помоги пока ребятам или отдохни, - уже с первого этажа крикнула она.
- Чем именно помочь? - пожал плечами маг, не обращаясь ни к кому конкретно. В целебной магии он разбирался явно хуже Аэри, переносить варвара вместе с двумя паладинами тоже не видел никакого смысла. Какую помощь он может оказать, будучи хрупкой девушкой?



Поэтому Эдвин направился в обеденный зал - перекусить. С его точки зрения отдых он действительно заслужил.
Неспешно съев "эльфийский салат" и порцию супа из рыбу дору, волшебник откинулся на спинку кресла с бокалом вина в руке и задумался. Последнее время ему казалось, что он упустил какие-то важные детали их приключений, которые позволили бы взглянуть на всю историю с другой стороны. Эдвин прикрыл глаза и принялся вспоминать. Все началось с того, что к нему неожиданно пришла Викония, и рассказала удивительную историю об Эмили... Потом она пришла уже вместе с Галатеей...
Маг тщательно перебирал все недавние события и свои переживания, перелистывая их будто страницы манускрипта: одно за другим. Он старался смотреть на произошедшее отстраненно, как учил Декорас, искать скрытые мотивы и необычные моменты. "Читать книгу собственной жизни между строк", - усмехнулся про себя волшебник. Наконец его внимание привлекли несколько невинных на первый взгляд совпадений, вместе образующих очень странную цепочку. "Вот оно!" - маг сделал большой глоток вина и поставил бокал на стол.
В библиотеке магической башни он нашел книгу с описанием местоположения Свитка корпуса Горместа Трисмегиста - могущественного древнего артефакта. Сам по себе этот факт не являлся чем-то примечательным, подобные книги не редко десятилетиями пылились на полках. Но свиток этот якобы находился не где-нибудь за высокими горами в пасти огромного кровожадного дракона, а прямо на ближайшем кладбище. Это уже вызывает подозрение!
Эдвин был готов поклясться: загадочная древняя книга появилась в библиотеке недавно. Иначе указанный склеп был бы уже давным-давно вычищен, разобран по камушку, и превращен в место паломничества не в меру любопытных молодых магов Аменхота. Охранник-лич лишь подогрел бы общий интерес. Потом его чучело неизменно украсило бы бестиарий местной башни, а об участниках похода ретивые менестрели уже пели бы песни на каждом углу, наслаждаясь бесплатным пивом и звонкой монетой. Волшебник глотнул еще вина и продолжил рассуждения.
"Но что мы имеем?" - не на шутку завелся он: "В указанном на карте месте действительно лежит мощный артефакт, пусть и другой! И у него даже имеется небольшая магическая защита!"
Волшебник с силой хлопнул по столу, чуть не опрокинув бокал:
"Не верю! Все это не может быть случайностью!"
Эдвин задумчиво почесал подборок и залпом допил вино:
"Дальше еще интереснее: воспользовавшись этим артефактом, я превращаюсь в девушку. И тем самым сбиваю со следа неожиданно заинтересовавшихся моей головой наемников. С чего вообще Совет Тая обратился к наемникам? Но и это еще не все! Мой учитель Декорас просит темных эльфов не трогать тайскую волшебницу, спутницу Галатеи. Как он связан с темными эльфами? И как он узнал о моей, демон ее побери, трансформации?! А что если Дикки и подложил книгу в библиотеку, а артефакт в склеп? Это не так сложно проверить!"
Эдвин гордо улыбнулся, поглаживая указательным пальцем свой магический посох.
"Достаточно просто сходить в библиотеку и спросить, откуда взялась злополучная книга."
Этим волшебник и решил заняться. Довольный собой он щедро расплатился за обед и направился к выходу из таверны.
Однако, услышав обрывок разговора за соседним столом, Эдди приостановился. Обсуждали…его! Вернее, «ту симпатичную цыпочку со зверским аппетитом».
Компания серьезно подвыпивших молодых людей, судя по одежде – купцов, во всю обсуждали его, Эдвина, прелести. Один парень даже уже поднялся, и, покачиваясь, направился к магу. Тот почти расхохотался от нелепости происходящего, и, на секунду пожалев, чтобы забыл в своей комнате магический посох (тогда бы эти торгаши даже не осмелились бы лишний раз посмотреть в его сторону!) произнес с максимально плотоядной улыбкой:
- Ближе, мои, красавцы. Ближе. Мне и моей подруге как раз нужно пару людей на магические эксперименты. Ты, - Эдвин кивнул нетрезвому «поклоннику» его новой внешности, - Вполне подойдешь.
Компания насупилась, а подскочившая официантка тут же стала объяснять, что «молодая госпожа путешествует с магами, паладинами и варварами, и лучше оставить ее в покое».
Услышав такой список, все бросились извиняться перед волшебником, а тот решил окончательно смутить этих оболдуев и, подхихикнув, по-женски прикрывая ладонью лицо, сказал:
- Я лично вообще предпочитаю женщин. Мы такие ласковые и жестокие одновременно. А мужчины? Ну что с них толку? Никакого удовольствия, кроме вреда. Вот, недавно, даже одному темному эльфу отказала.
Компании мгновенно след простыл. Трудно сказать, что поразило местных обитателей больше: «темный эльф» или «предпочитаю женщин». В приподнятом настроении Эдди двинулся к выходу, но в холле он с удивлением заметил Аэри. Золотоволосая подруга Галатеи была бледна, как скатерть на торжественном обеде, а ее руки чуть заметно дрожали.



- С тобой все в порядке? - спросил маг, удивившись, что Аэри не в комнате больного варвара.
- Да, - чуть слышно пролепетала эльфийка.
- А с Миском? Я думал, ты у него.
- ... Не знаю. Гала привела целительницу из храма, она размотала повязку, а там такая ужасная опухоль... - девушка всхлипнула. - Я не могу на это смотреть.
- Эй, Аэри, смотри, в обморок не упади! Может, тебе лучше проветриться?
- Да, Эдвин, пожалуй. Ты такой милый! Ты, ведь, составишь мне компанию?
Эдди чуть опешил от комплимента золотоволосой эльфийки. "Милым" его еще никогда не называли. "Неужели, я изменился настолько? Скоро посвящу свою жизнь спасению птичьих гнезд от бродячих кошек и написанию бездарных сонетов!" - усмехнулся он про себя. "Кажется, именно этим важным делам обычно посвящают свой досуг милые создания вроде Амоена."
И тут ему вспомнилось еще одно странное несовпадение. Глаза молодого волшебника сверкнули легким озорством, или это был лишь отблеск еще одной грани судьбы, игравшей в свои загадочные игры?
- Да, Аэри, конечно с удовольствием, - тепло улыбнулся Эдвин и галантно открыл перед девушкой входную дверь.
На улице эльфийке стало заметно лучше. Ее щеки вновь порозовели, и голос стал гораздо более живым:
- Куда пойдем?
- А не покажешь мне ту лавку, где вы с Галой и Амоеном купили свиток магического голема? Вдруг там есть еще что-то интересное?
- Да, с удовольствием.
По дороге Эдвин развлекал эльфийку смешными историями, стараясь выбирать самые безобидные. Постепенно Аэри окончательно пришла в себя и сама начала задавать вопросы:
- Что-то случилось с Галой там, в пещерах?
- С нами много чего там случилось. - Эдвин живописно и безбожно приукрашивая свои подвиги, пересказал блондинке их приключения.
- Нет, что-то другое. Она будто надломилась изнутри.
- Ты уверена? - нарочито ласковым тоном спросил маг: - Ты ведь видела Галатею после возвращения всего несколько минут!
- Да.. - эльфийка чуть стушевалась, но не замолчала: - Гала стала по-другому себя вести: не так смотрит, ходит иначе, и улыбка у нее изменилась. Знаешь, я однажды общалась с человеком, которого недавно пырнули в спину кинжалом.
В широко распахнутых глазах Аэри отразился ужас. Волшебник успокаивающе провел рукой по плечу девушки, и та продолжила рассказ:
- Он постоянно незаметно оглядывался, не стоит ли кто-то сзади. Думаю, он и сам этого не замечал, это происходило само собой. Галатея сейчас чем-то неуловимо похожа того человека. Она будто ожидает удара, только не физического, а душевного. Мне кажется, Гала пережила нечто ужасное, и это до сих пор давит на нее. Хоть она и старается бороться или забыть...
"Ну и Аэри! А Вики еще назвала эту девушку "простушкой"!" - удивился маг и серьезным голосом добавил:
- Когда мы выходили из подземелий, уже на лестнице, Галатея прочла одно из писем со стола Верховной жрицы. Она никому его не показала и тут же сожгла, но после этого у нее случился странный прилив энергии... и... ярости.
- Может, дело и правда в этом письме. - эльфийка задумчиво остановилась, вздернула подбородок и решительно заявила: Я поговорю с Галой.
- Расскажешь мне? Я тоже за нее очень беспокоюсь! - Эдвин попытался придать своему лицу максимально доброе, но встревоженное выражение. "Хоть бы Аэри согласилась! Что мне ей сказать? Как убедить?" Надежда, будто бутон, расцвела в сердце мага. Он вздрогнул, но, стараясь не выдать внимательной собеседнице всей силы своего волнения, опустил глаза.
А девушка лишь покачала головой:
- Не знаю, Эдвин. Может, тебе и самому не помешает откровенно поговорить с Галатеей. Вы, помнится, были знакомы до этой нашей встречи. И что-то из прошлого до сих пор стоит между вами.
На этой напряженной ноте они дошли до магической лавки.

Волшебник был рад поводу ненадолго прервать откровенный разговор. Ведь, выйдя из магической лавки, его можно будет продолжить, а находясь внутри - обдумать нужные слова. Именно с такими мыслями Эдвин решительно потянул за ручку двери, и вскоре он и Аэри оказались в небольшом помещении, от пола до потолка набитом разнообразным барахлом, волшебным и не очень.
- Добро пожаловать, девушки! - тут же поздоровался с ними долговязый рыжеволосый парень, видимо, продавец. - За приворотными зельями пришли, хотя нет, зачем таким красавицам приворотные-то? Вам, скорее, отворотные надо - поклонники-то, наверное, прохода не дают!
- Спасибо за комплимент, - бойко ступил в беседу Эдвин. - Но мы недавно купили у вас свиток из сундука с неопознанными артефактами. Он оказался очень полезным, и мы подумали, вдруг у вас есть что-то еще от того же поставщика?
Аэри удивленно посмотрела на волшебника, но промолчала.
- Я так рад, что вам понравился наш товар! - Молодой торговец, буквально, излучал дружелюбие: Но что за свиток, и когда вы его покупали? Неужели, я не запомнил таких красоток! Совсем разум от работы помутился!
Эдвин слегка дотронулся до локтя эльфийки и та робко добавила:
- А мы не у вас покупали, а, должно быть, у вашего отца, - Аэри опустила глаза и назвала дату.
- Да, да, у меня тогда был выходной, иначе я вас бы точно не забыл! - улыбнулся во весь рот рыжеволосый торговец и направился к прилавку. - Но, давайте посмотрим по учетной книге, у нас, ведь, солидная лавка: все артефакты и поставщики записаны! Помните, в каком именно сундуке лежал свиток?
- Да, вот в том, самом большом у стены. - Указала эльфийка, а Эдвин сделал вид, что заинтересовался содержимым полок. Последнее время маг все чаще вспоминал наставления Декораса, и у него уже появился план, как выяснить нужную информацию.
Тем временем торговец достал из-под прилавка пухлую учетную книгу в кожаном переплете и принялся усердно искать нужную запись.
- Мне очень жаль, девушки, но это был новый поставщик и нечего кроме свитка он пока не принес. Но, может, вам приглянется что-то еще?
"Почему-то меня это не удивляет" - самодовольно подумал волшебник, и, выбрав самый дорогой магический шар, продолжил беседу:
- Пожалуй, я возьму это. Кстати, не подскажите имя поставщика, чтобы нам не приходилось каждый раз рассказывать про свиток?
- Ну что вы, красавица, я, разумеется, запомню, что вас интересует и тут же сообщу, если этот парень принесет что-то еще.
"Ага, этот олух видел, кто продал в лавку свиток, как все удачно складывается!" - волшебник незаметно ухмыльнулся и чуть обиженным тоном произнес:
- Но, вдруг, у вас опять будет выходной, а ваш батюшка окажется не столь любезен?
- Хорошо, заискивающе улыбнулся в ответ торговец. - Вообще-то у нас не принято называть имена поставщиков, но, сомневаюсь, что такие очаровательные девушки - наши конкурентки. Он назвался Рене Шеккелом.
Эдвин, разыгрывая удивление, развел руками и столкнул с прилавка увесистую стопку книг. "Сбей противника с толку - и поединок наполовину выигран", - еще один урок Дикки был успешно воплощен в жизнь.
- Рене Шеккел? - маг впервые слышал это имя, но, подозревая, что свиток принес Декорас, решил сыграть на контрастах и дал описание, полностью противоречащее внешности своего учителя. - Такой низкий, пухленький лупоглазый блондин с большим носом? Он учится вместе со мной в башне! Никогда не догадывалась, что он вообще умеет делать магические свитки!
- Нет, нет, это был высокий стройный брюнет, с длинной косой до лопаток. На контрабандиста похож: двигается плавно, как кошка, а как зыркнет, аж мурашки по коже.
Поняв, что сболтнул лишнее, молодой торговец тут же скороговоркой добавил:
- Но, вы не подумайте, в черном списке его нет, у нас все по закону!
- Наверное, какой-нибудь искатель сокровищ, - подмигнул волшебник, кладя на прилавок деньги за шар, пока Аэри помогала торговцу собрать упавшие книги. - Мы еще зайдем на днях, если он что-то принесет, пожалуйста, отложите для меня.



Выходя из магической лавки, Эдвин был крайне доволен собой. Единственным, что омрачало его триумф, было отсутствие рядом Галатеи. "Как жаль, что она не сможет по достоинству оценить мою находчивость!" - рассуждал про себя молодой волшебник, но постепенно его мысли становились более мрачными. "Зачем Декорас подсунул Гале этот свиток? Выходит, он знает и о тяжелых воротах в катакомбах. Дикки хотел, чтобы вампиры вместо меня выполнили задание и убили эльфийку? Но я тоже ходил в подземелье! Если учитель следит за нами - он должен был это знать. Получается, Декорас хотел убить нас обоих?" Эдвин вздрогнул, предательские капельки пота покатились по его спине и лбу. Маг несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. "С другой стороны, Дикки запретил темным убивать меня, а превращение в девушку спрятало от наемников..."
Размышления Эдвина оборвал вопрос Аэри:
- Эдди, зачем ты обманул меня? - Голос светловолосой эльфийки был полон укора. - Ты, ведь, не за магическим шаром ходил в лавку!
Этот вопрос поймал волшебника врасплох. Он хотел подготовиться к продолжению беседы с Аэри, но, выпытывая у торговца нужную информацию, напрочь забыл об этом. А заручиться поддержкой проницательной подруги Галатеи казалось Эдвину очень важным. Настолько важным, что маг решился сказать правду:
- Ну, во-первых, мой шар действительно разбился, и нужно было купить новый. Во-вторых, я не верю, что свиток вызова магического голема попал к нам случайно. Такие ценные вещи просто так не валяются в груде неопознанного хлама. А странный новый поставщик, который принес только этот свиток и ничего больше, наводит на определенные мысли.
- Пожалуй, ты прав. Но, мог бы мне сразу рассказать о своих подозрениях, а не выуживать хитростью местоположение лавки.
- Извини, - с трудом выдавил из себя Эдвин: - я не умею быстро сходиться с людьми...
- Зато ходить быстро ты еще как умеешь! Скажи, куда мы так несемся? Разве ты не хочешь поделиться своими открытиями с остальными?
И только тут Эдвин осознал, что все это время они двигались в сторону магической башни.
- Понимаешь, - волшебник говорил медленно и подбирал слова, стараясь не сболтнуть лишнего, но и не соврать. - Не только история со свитком кажется мне удивительной. Тот артефакт, который превратил меня в девушку, тоже попал к нам очень странным образом. Я прочитал в одной книге из библиотеки местной магической башни, что в склепе, где мы его нашли, якобы хранится один ценный свиток.
- А вместо свитка оказался этот артефакт?
- Дело не в этом! - Маг широко взмахнул руками, в ответ на что Аэри весело захихикала.
Со стороны, должно быть, это и правда выглядело комично. Подобный резкий жест совершенно не сочетался с обликом хрупкой, слегка жеманной девушки, роль которой Эдвин разыгрывал в лавке.
Живо представив себе получившуюся картину, волшебник тоже расхохотался. И дал себе зарок на людях следить за своими движениями. Отсмеявшись вволю, он продолжил:
- Если книга находится в библиотеке давно - там вообще ничего не должно было быть. В библиотеку ходит много магов... Некоторые обязательно наткнулись бы на эту книгу и исследовали склеп. Значит, ее принесли туда совсем недавно.
- Да, наверное. И ты хочешь узнать, принес ли книгу тот же человек, который продал свиток?
- Именно. А еще, я подумал, может, ты попробуешь поговорить с Эмми. - Неожиданно для себя добавил маг: - Ты очень проницательна, вдруг, догадаешься, что ее так пугает?
Эльфийка покраснела до самых кончиков своих длинных заостренных ушек:
- Вряд ли я сумею что-то понять. Мы не были знакомы лично. Я знаю Эмми только по рассказам Галатеи. Но я постараюсь.

***


В башне Эдвин сразу же направился к библиотекарю. Он решил напрямую спросить о происхождении книги. Маги часто задавали подобные вопросы, составляя свое мнение об авторах книг или достоверности изложенной информации.
- Вы абсолютно правы, - подтвердил библиотекарь догадку Эдди. - Эту книгу вместе с еще несколькими мы получили чуть больше двух недель назад. Все они не показались мне особо ценными, и я сразу поместил их в общий зал.
- Вы мне очень поможете, если расскажите, кто принес эту книгу.
- Вы подозреваете, что она была украдена? - нахмурил лоб библиотекарь.
- Нет, я всего лишь хотела уточнить имя прежнего владельца. - Поспешил успокоить его Эдвин. - В книге я нашла одно непонятное место и подумала, может, прежний владелец разъяснит мне его смысл.
Библиотекарь тут же расслабился и охотно ответил:
- Не думаю, что он сумеет вам помочь. Полуэльф, продавший эти книги, даже не был магом, да и вообще выглядел воровато: на поясе и в сапоге кинжалы, а глаза хитрые-хитрые. Но он утверждал, что получил их по наследству от своей дальней родни и просил недорого. Вот я и решил, пусть книги лучше у нас полежат - испортит еще... А, если объявится законный владелец, мы, разумеется, все вернем.
"Снова Декорас!" - кивнул своим мыслям Эдвин выслушав описание.
Но смутное беспокойство плотно поселилось в душе волшебника: "Почему учитель оставляет такие откровенные следы? Зачем и свиток и книгу он относил лично? Почему все, кто его видит, запоминают полуэльфа и находят подозрительным? Я переоценивал Дикки, или он, точно просчитав мое поведение, специально подкидывает своему ученику ниточки к отгадке?"
Эдвин горячо поблагодарил библиотекаря за помощь и вместе с Аэри направился навестить Эмми.
По пути девушка спросила:
- Думаешь, это один был тот же самый полуэльф?
- Да, наверное, - растягивая гласные, ответил волшебник. Он пока не хотел обсуждать странное поведение своего учителя и друга.
Но Аэри заметила нервозность в голосе спутника и задала самый неподходящий вопрос:
- Ты его знаешь?
- Не уверен... - сухо сказал Эдвин, стараясь скрыть раздражение. И с удивлением понял, что ответил чистую правду. Знает ли он Декораса? Очень хороший вопрос.


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Среда, 17.07.2013, 20:14 | Сообщение # 74
laetissimo
Группа: Модераторы
Сообщений: 737
Статус:
В общем, я преуспела в двух главах...Что сказать, зря я не бралась так долго. действительно. очень интересно. мне очень понравилось, что у тебя много реальных,  действительно. заставляющих верить в себя. вещей...Очень много умных слов. это тоже нравится=))))В общем, продолжай,я подписалась=)))))))

Счастлив- не сожалеющий о прошедшем...


Сообщение отредактировал Bacarolla - Среда, 17.07.2013, 20:25
 
Дата: Четверг, 18.07.2013, 08:15 | Сообщение # 75
Статус Звезды
Группа: Администраторы
Сообщений: 1224
Статус:
Потрясно и все так же интригующе))) Я полностью готова к продолжению)))

Читала поздно ночью и поэтому не могу оставить большого коммента, так как глаза уже слепаются, но после следующей главы точно напишу побольше)))

В общем, я жду))) 11


My second home - Toronto
 
Дата: Четверг, 18.07.2013, 16:30 | Сообщение # 76
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:
SeaBacarolla, спасибо огромное за отзывы!
Bacarolla,
По мне так первые главы 4 не самые удачные. У меня все руки чешутся их переписать. Самое интересное дальше)
Sea
Цитата
Потрясно и все так же интригующе))) Я полностью готова к продолжению)))

Безумно приятно такое слышать!
Сейчас выложу еще серию, это последняя из готовых. Следующая потом будет не раньше 10 августа - я на море, музу ловить)


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Четверг, 18.07.2013, 16:31 | Сообщение # 77
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:


Грани судьбы. Глава 13. Две стрелы и три болта

Опасаясь дальнейших вопросов, Эдвин быстрым шагом вошел в лазарет. Неприятные мысли жужжали в его мозгу, будто осиное гнездо. От приподнятого настроения не осталось и следа. После недавних открытий все вокруг казалось магу иллюзией, обманом, фальшивкой. Панели из светлого дерева, мебель в теплых тонах, яркие жизнерадостные занавески на окнах... Все это - ширма, ложь! Ведь за каждой дверью этого коридора в якобы удобной, запертой снаружи комнате находится больной человек, одинокий и совершенно потерянный. Волшебник вздрогнул, ему стало страшно. Едкие капли пота проступили на лбу и на спине.
- Вам нехорошо? - Участливо спросила пожилая целительница. Волшебник не заметил, как она подошла. Не желая разговаривать, он отступил на шаг, предоставляя Аэри объяснить ситуацию.
Эльфийка что-то ответила, и, продолжая говорить, они направились к Эмили.
- … бедняжка, так переживает за сестру…
Обрывки фраз врывались в сознание молодого волшебника, но не желали складываться в единую картину. Его трясло.
"Я должен успокоиться", - твердил про себя Эдвин, но сделать это оказалось не так просто. Вера в собственные силы иссякла, и у мага с трудом хватало воли, чтобы передвигать ноги. Мир, который еще недавно казался ему уютным и родным рушился, как замок из песка. Человек, которому он верил, которого считал другом, возможно, пытался убить его. "Ну почему Дикки просто не пришел ко мне и не поговорил? А почему я просто не пришел и не поговорил с Галой?"



Когда посетители вошли в комнату, Эмми снова была на полу. Не смотря на сильный аромат успокоительных трав, она так и не покорилась целителям и продолжала игнорировать кровать и кресло. Правда, на этот раз девушка не лежала, в ужасе закрываясь руками от видимого одной ей кошмара, а довольно расслабленно сидела, устремив взгляд в окно, или, по крайней мере, в сторону окна.
"Кому-то куда хуже, чем тебе", - отметил про себя маг, и от этой мысли ему почему-то стало легче. Страх, наконец, уступил место логике и привычным вопросам.
"Почему она так стойко игнорирует кресло и кровать? Эмили их просто не видит? Или боится упасть? Что же так повредило с ее рассудок?" Эдвин прокрутил в голове все, что знал о случившемся: Эмми врезала по напавшему на нее торговцу волшебной стрелой. За это ее забрали в тюрьму, но вскоре выпустили, стараниями Келдома. Старый паладин сумел доказать, что девушка не владела магией до произошедшей ситуации, а злополучная магическая стрела была неконтролируемым выплеском силы. С точки зрения закона все просто и понятно. Но, по мнению Галы, дело выглядело несколько по-другому: к моменту стычки Эмили уже на некотором уровне владела магией и использовала ее вполне сознательно, обороняясь. Не доверять эльфийке в этом вопросе повода у Эдвина не было. Но и симптомы магического всплеска были на лицо, значит, он случился у Эмми уже в тюрьме. Там кто-то вновь напал на рыжеволосую девушку? Тот самый, о ком она столь туманно предупредила Галатею? Келдом должен был узнать подробности о торговце, надо будет расспросить Галу.
- Девочка моя, ты опять сидишь на ковре! - пожилая целительница потянулась к Эмми. Но рыжеволосая девушка резко отшатнулась и вскочила на ноги. Ее взгляд заметался, будто в поисках спасения, заветной ниточки, за которую смог бы уцепиться измученный болезнью разум. На долю секунды он задержался на лице Эдди.
- Обман, но меня не проведешь, теперь я все вижу! - яростно воскликнула Эмили. От этой вспышки, силы будто покинули девушку, и она стала опускаться на пол.
Седоволосая женщина лишь обреченно всплеснула руками:
- Временами ей становится лучше... - целительница уже собиралась сотворить успокаивающее заклинание, но Эмми вновь подняла голову и теперь ее наполненные безумием глаза безошибочно отыскали Эдвина. Будто, собрав в кулак всю оставшуюся волю, Эмили медленно, запинаясь, заговорила:
- Он найдет и тебя... Откроет глаза и предложит выбор между смертью и смертью... Вы связаны... Эдди, твой отец... - Так и не окончив фразы, она отвернулась.
- Эмми, что мой отец? - бросился к ней волшебник. Но девушка молчала и, казалось, больше не видела его. Эдвин схватил ее за плечи и слегка встряхнул.
- Не надо так, - сурово вмешалась целительница. - Этим вы сестре точно не поможете. Держите себя в руках! Семейные проблемы можно решить и потом!
Эдвин нехотя помог уложить Эмми на кровать и все трое вышли из комнаты.
- Вас действительно зовут Эдди? - Поинтересовалась у мага пожилая целительница уже за дверью.
- Да, - пробурчал волшебник: - полное имя - Эдвина, но друзья сокращают до Эдди. Мне кажется, она меня узнала...
"Но как?" - добавил он, уже про себя, снова удивляясь. На том, что Эмми назвала его по имени и в прошлый раз, Эдвин решил внимания не заострять.
- Это хороший знак, - целительница, улыбаясь, кивнула и проводила "девушек" к выходу.



У ворот Эдвин резко повернулся и спросил:
- А от чего её лечат? Я имею в виду: какой у нее диагноз?
- Эдди, - дернула мага за рукав Аэри: Ну, неужели и так непонятно?
- А вот и непонятно, - упрямо произнес волшебник: Что с ней конкретно?
Целительница чуть заметно улыбнулась и произнесла:
- Вы всё равно ей ничем не поможете. Мы же, со своей стороны, делаем всё возможное.
Тут Эдвина охватила волна гнева. Когда-то, до начала той цепочки событий, что привела его к этому мрачному месту, этот гнев выплескивался наружу в резких, подчас отталкивающих формах. Гнев был слеп и разрушителен. Но теперь… Теперь уже другой Эдвин отражался в гранях судьбы: его упрямство и даже гнев играли совсем другую роль. Нить судьбы молодого волшебника, соскочив с веретена Предсказуемости, сгибаясь и разгибаясь самым причудливым образом, ломилась сквозь просеку Вероятности, где Эдвина уже поджидало Неведомое.
Но сейчас маг еще не знал об этом. Сжав кулачки, он максимально близко приблизился к целительнице и почти прошипел ей на ухо:
- И, всё-таки, я настаиваю. Или мне пойти побеспокоить магистра-целителя? Или сразу архимага?
Аэри испуганно пискнула и сделала шаг назад. Она будто рефлекторно искала защиту, но Эдди решительно ухватил её за руку и вернул на место. Целительна нахмурилась, но от мага не ускользнуло, что она смущена.
- Итак? - поднажал он.
- Хорошо, - чуть более нервно, чем обычно, произнесла целительница: У нее полиполярное расстройство психики с проявлениями дисфункции самости и шизоидными навязчивыми идеями. Соматических расстройств не наблюдается.
Аэри распахнула рот от удивления, и целительница добила с плохо скрываемым чувством превосходства:
- Вы поняли хоть слово, Эдвина?
- Представьте себе, да, - произнес начитанный Эдди.
Повернувшись к своей спутнице, он пояснил:
- Это значит, что телом Эмили здорова, а вот ее сознание раздроблено на множестве частей и она сама с трудом соединяет все эти части.
- Это как? – Изумилась эльфийка: - Если она себя не понимает, как она может что-то соединять?
- Сознание – сложная штука, - заметил маг: И оно стремится к комфортному существованию. А не понимать саму себя – малоприятная перспектива.
- Вы весьма образованы, - вмешалась в разговор целительница: - Теперь вы довольны?
- Не совсем. Чем вы её лечите? Успокаивающие средства? Развеивающая магия? Чтобы побольше спала и поменьше думала?
Целительница гордо распрямила грудь и едко произнесла:
- Неужели ты, моя милая девочка, будешь учить нас исцелению?
Маг запнулся на секунду, но, все-таки, произнес:
- А может, стоит попробовать помочь Эмили преодолеть себя. «Понять», - как выразилась моя подруга.
Целительница задумчиво опустила взор, а Эдди и Аэри покинули такой обманчиво-уютный дом скорби.



По дороге эльфийка спросила с легким укором:
- Зачем ты схватил меня за руку? Когда ругался с этой милой магичкой?
Маг озорно улыбнулся:
- Тебе иногда надо быть посмелее. Неужели ты подумала, что там начнется магический поединок?
- Нет, - замотала головой девушка: Но мне показалось, что ты мог просто напасть на бедную женщину! Это отвратительно.
- Что?! – изумился Эдди: Я бы никогда так не поступил. Я, всего-навсего, надавил на нее немного и получил важную для меня информацию.
Аэри немного подумала и заметила:
- Значит, я была неправа. Прошу меня простить. Но ты очень похож на того, кто способен напасть на беззащитного, если тот встанет у тебя на пути. На того, кто совершенно не ценит чужую жизнь.
Волшебник медленно перевел взгляд на глубокие раскосые глаза эльфийки и тихо заметил:
- Мне очень жаль, что я произвожу такое впечатление. Я постараюсь исправиться.
Аэри неожиданно весело заметила:
- Если это такая форма извинений, то я принимаю их.
Они вместе рассмеялись, а эльфийка перевела разговор на другую тему:
- Интересно, как Эмили тебя узнала? - Ты рассказал ей, что с тобой случилось?
- Нет, - пожал плечами маг. - Ни я, ни Гала не представлялись, когда пришли к Эмми в тот раз. Но она и тогда умудрилась каким-то образом понять, кто перед ней.
- Может, она ясновидица? Я слышала о таких... - Ответила Аэри, накручивая на палец локон своих золотых волос.
- Да, в Тае тоже поговаривают, что некоторые архимаги умеют заглядывать в будущее. - усмехнулся Эдвин: - Но, честно говоря, я никогда в это не верил. Думаю, они сами распускают такие слухи...
- Ясновидцы существуют, по крайней мере, так утверждают эльфийские легенды. Просто этот дар очень редок, а у темных и вообще не встречается. Это была одна из причин, по которой мы, светлые, признали их трансформацию неестественной и противоречащей природе.
- Не знал об этом, - задумчиво протянул волшебник, с увеличившимся интересом глядя на Аэри. Какие еще тайны прячутся в золотоволосой головке этой скромной девушки? Может, и остальные друзья Галатеи заслуживают более пристального внимания?
И тут Эдди озарила еще одна догадка. Поколебавшись секунду, он решил явить ее миру (пока только в лице своей светловолосой спутницы):
- Слушай, а может такое быть, что ясновиденье проснулось в опасной ситуации и его приняли за своего рода безумие. Тогда то «полиполярное расстройство», о котором говорила целительница – это всего лишь видения, которые Эмми пока не может понять? А подавляющие воображение средства, которыми ее лечат, лишь усиливают этот конфликт?
Аэри широко распахнула глаза и, с энтузиазмом, произнесла:
- Эдди, насколько я понимаю, это вполне возможно! Но тогда Эмили нужны не травы, а наставник!
Маг развернулся и почти прокричал:
- Скорей! Бежим назад! Надо им всё рассказать!
- Ну, уж нет! – неожиданно решительно произнесла Аэри: Я тебя туда больше не пущу. Если ты во злобе разнесешь лечебницу, то разделишь с Эмили уютную палату. Я лучше обращусь к первожрице Фелитари. Думаю, ее вмешательство окажется менее разрушительным, но более полезным.
- Хорошо, - пробурчал маг: Только не забудь, ладно?
И новая грань судьбы, как искорка от костра, взлетела к ночному небу, а нити судеб Эдвина, Галатеи, еще многих и многих людей и нелюдей, наконец, даже всего мира, изменились под пульсацией новой нити. Еще не оформившейся, едва заметной, но уже отбрасывающей шлейф вероятных событий на годы и годы вперед.
Но эльфийка, задав новый вопрос, переключила мысли мага совсем на другую тему:
- Эдвин, а твой отец, он в Тае?
- Он умер.
- Прости, я не знала... - лицо Аэри приняло безумно виноватое но, в то же время, детское выражение. Эдди даже смутился: он не привык к сочувствию, да еще так ярко выраженному. Слегка запнувшись, он чуть приобнял девушку и поспешил успокоить:
- Все в порядке, я его даже не помню. А мать почти ничего не рассказывала. Только, что отец был сильным магом из вполне благопристойного рода. Браки в Тае часто бывают формальностью, особенно для тех, кто хочет сделать карьеру. Ведь произвести на свет еще одного волшебника - это неотъемлемая обязанность каждого гражданина.
Видимо, Тайский образ жизни до глубины души потряс Аэри. Девушка не нашла слов для ответа, и весь оставшийся путь до таверны они провели в молчании. О чем думала эльфийка, Эдвин мог только предполагать, сам же он опять вернулся к мыслям о Дикки. "Уж полуэльф то наверняка был знаком с моим отцом и мог бы многое о нем рассказать! Почему я не догадался спросить его раньше?"

***



Галантно проводив Аэри, Эдвин направился к Галатее. Он решил рассказать возлюбленной о Декорасе и некоторых своих подозрениях. Но, эльфийка была не одна. Подойдя к ее комнате, маг отчетливо услышал доносящийся оттуда смех… Амоена! Едкая, до слез раздирающая глаза, будто дым лесного пожара, ревность заволокла сознание Эдди. Он хотел развернуться и уйти, но вместо этого с силой толкнул дверь.

Ни в чем не повинный кусок дерева с грохотом врезался в стену. Далее скрывать свое присутствие не имело смысла, и, красный как рак, волшебник ворвался в комнату. Слух не подвел Эдвина, молодой рыцарь действительно был здесь, но кроме него кампанию Гале составлял Келдом. Эдвин смутился: с одной стороны, он почувствовал облегчение - видимо, девушка всего лишь обсуждала с паладинами текущие проблемы. С другой стороны, ему стало стыдно. "Я выгляжу как полный идиот!" - корил себя влюбленный волшебник, кожей ощущая на себе удивленные взгляды трех пар глаз.
Первой нарушила молчание Галатея:
- Эдди, мы как раз ждали тебя и Аэри, чтобы пойти к Джахейре. - сказала она, вставая из-за хрупкого эльфийского столика, за которым вся троица располагалась до появления волшебника. - Я пересказала друзьями наши приключения в пещерах, и Келдом согласен с подозрениями паладинов: эльфы специально отпустили нас.
- Да, - подтвердил слова девушки Келдом: я не раз участвовал в сражениях с темными. Вы слишком легко вырвались из подземелий. Только Миск получил ранение, а эльфы - отменные стрелки и сильные маги!
- Очевидно, они чего-то хотели с вами сделать. - Тут же добавил Амоен. - На это указывают и усыпляющие снадобья в еде, и попытки соблазнить всех вас, и, наконец, доклады Джахейры. Наверное, темные считают, что еще сумеют довести задуманное до конца.
"Без тебя бы ни за что не догадались!" - хотел съязвить Эдвин, но сдержался, вспомнив об Аэри. Обнаружив у нее столько полезных талантов, он решил повнимательней приглядеться к молодому паладину. Поэтому волшебник промолчал и мысленно довел до конца логическую цепочку: "Меня они подумывали и просто убить, а Миска - подстрелили. Значит, живой эльфам нужна только Галатея. Поделюсь с ней этими соображениями наедине".
- А как там наш героический варвар? - Эдвин решил сменить тему, пока больше никто не пришел к тем же выводам.
- Целительница действительно обнаружила в ране яд и сумела нейтрализовать его. Но опухоль была уже сильно запущена... - Мрачно ответила Гала: - Мы думаем отвезти Миска в лазарет при храме Фелитари. Будем надеяться, время и хороший уход сумеют помочь.
"Лазарет..." - сегодня это слово вызывало у Эдди оторопь. Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, он принялся поторапливать своих товарищей. Но, несмотря на все усилия мага, к дому Джахейры друзья подошли уже затемно.
Увидев свет в окнах друидки, Галатея решительно постучала. Вскоре дверь дружелюбно отворилась, а в проеме показалась немного грустное лицо хозяйки. Теперь причина печали в глазах курносой девушки уже не была для Эдди загадкой – ее мучает совесть. Он и сам, наверное, временами выглядел расстроенным и виноватым, глядя на Галу. Особенно, когда эльфийка начинала задавать вопросы. В очередной раз дав себе зарок все рассказать в самом ближайшем будущем, маг, следом за возлюбленной переступил порог.

Вежливо поздоровавшись с Джахейрой и Виконией, (ну разве темная могла пропустить что-то интересное?) Галатея неторопливо села на диван. «Чего она тянет?» - изумился Эдвин. Но эльфийка не спешила говорить, ожидая пока все удобно устроятся. «Наслаждается местью бывшей подруге? Хочет произнести эффектную обвинительную речь, чтобы другим неповадно было предавать? Нет, это не в характере Галы. Моя мать, несомненно, поступила бы именно так, но Галатея – никогда. Может, она не находит нужных слов? А остальные молчат, потому что она им не рассказала?
Эдвин перевел взгляд на Галу, собираясь помочь возлюбленной. Но в темно синих глазах эльфийки не было растерянности. Как не было и обиды или злости, напротив: в них читалась печаль и … жалость? Галатея хотела помочь Джахейре, поддержать, а не обвинить ее!
От удивления волшебник чуть не выронил посох, который он не выпускал из рук на случай, если Джахейра будет «активно сопротивляться обвинениям».
Он отчетливо помнил письмо, которое они с Галой нашли у темных. Это был явно почерк друидки, ее изысканные завитушки очень сложно подделать. Да и вся изложенная там информация подтверждала предательство Джахейры. К этому стоит добавить заметное чувство вины. «Неужели Галатея не видит очевидного?»

Наконец Гала прервала тишину:
- Джахейра, ты попала в беду, темные причинили тебе много боли. – Эльфика говорила тихим, успокаивающим голосом. – Мы поможем, не бывает неразрешимых проблем.
Друидка побледнела, и ее ответ утонул в море всхлипываний и слез. Галатея и Аэри тут же бросились утешать подругу, Келдом, слегка улыбаясь, кивнул. Викония загадочно подмигла Эдвину: мол я все знала заранее. А Амоен не спускал с эльфийки такого восхищенного взгляда, что волшебник брезгливо отвернулся к окну.



Легкая вспышка масла в фонаре тут же привлекла его внимание. На долю секунды неровный круг света очертил притаившуюся у соседнего дома стройную, до боли знакомую Эдвину фигуру. Декорас! Будто обезумев, маг ринулся к двери…

Уронив стоящую на пути табуретку, Эдди одним прыжком добрался до нее и дрожащими руками отодвинул щеколду. Но уличная прохлада не принесла облегчения взволнованному волшебнику. Под злополучным фонарем никого не было, только тени от крыш и навесов переплетались друг с другом, складываясь в загадочные фигуры. Эдвин, все еще надеясь поймать учителя, опрометью бросился к ближайшему проулку.
Пожилой торговец неспешно убирал свои товары внутрь лавки, молодая девушка легкой, кокетливой походкой семенила вдоль домов – полуэльфа нигде не было.
- Дикки! – в отчаянье прокричал молодой волшебник.
В ответ лишь девушка и торговец удивленно повернули головы.
- Вы не видели здесь стройного брюнета в темно-коричневой одежде? – громко спросил Эдди, обращаясь к ним.
Оба его случайных собеседника отрицательно покачали головой.

С силой ударив ногой о мостовую, волшебник побежал назад, к дому Джахейры.
- Декорас! – еще раз крикнул он, вглядываясь в тени, притаившиеся вокруг фонаря. Но ни сам фонарь, ни окружающие его тени так и не рассказали магу, куда же спрятался полуэльф.
- Дикки, нам надо поговорить! – крикнул Эдвин и побежал осматривать следующий переулок.
- Декорас!
Длинная юбка путалась в ногах, прохожие сочувственно смотрели в след, но волшебник не желал останавливаться. Тяжело дыша, он обегал окрестности дома друидки по второму, а может, и по третьему кругу.
- Дикки!
- Постой, деточка, - крикнула в ответ какая-то пожилая дама. Лишь пробежав еще несколько домов, Эдвин понял, что она обращается к нему. Маг опрометью бросился назад и скороговоркой спросил:
- Вы видели его?
- Успокойся, деточка. Если любит – вернется твой жених, а не любит, так и не нужен он тебе.
- Он мне не жених, - зло ответил Эдвин.
- Тем более, - укоризненно покачала головой старушка: - не пристало приличной девушке ночью одной по улице бродить. А уж бегать за мужчинами и вообще последнее дело. Не ценят они этого, лучше сделай вид, что тебе все равно. Сам прибежит. Иди, доченька, домой, не позорь себя.
Житейская мудрость для приличных девиц не очень интересовала волшебника. Но в одном пожилая дама была права – продолжать поиски смысла не имело. Декорас наверняка уже давно на другом конце города, а устраивать бесплатные развлечения жителям Аменхота и вовсе не входило в планы Эдвина. Поэтому он вежливо поблагодарил старушку и уныло поплелся назад к Джахейре.
Друзья встретили его недоуменными взглядами, только Викония заговорчески подмигнула. «Как я мог забыть!» - хлопнул себя по лбу молодой маг: «Вики же с ним знакома! Ведь именно Декорас посоветовал мне воспользоваться услугами темной для организации первой встречи с Галой. Но я никогда не интересовался, откуда учитель знает Виконию. Может, она догадывается, что задумали ее соотечественники? Недаром ведь они хотят убить Вики! Надо будет улучить момент и поговорить с темной тет-а-тет»…
Рассуждения волшебника прервал обеспокоенный вопрос Галатеи:
- Эдди, с тобой все в порядке?
- Да, просто показалось, будто увидел на улице знакомое лицо.
Гала явно ждала более подробных объяснений, но Эдвин, как обычно, предпочел перевести тему:
- Джахейра уже рассказала, что случилось?
- Оказалось, темные эльфы похитили ее мужа, Халора, и шантажируют бедняжку. – Кратко ответил Келдом вместо самой друидки. При это старый паладин смотрел вовсе не на Джахейру, а на молодого волшебника. Прямо в глаза. Это был тяжелый и очень проникновенный взор. Эдди смутился и украдкой осмотрел своё платье. Может, задралась юбка? Или порвался корсет? Но, нет, всё было в порядке.
«Какого демона ему надо тогда?», - разозлился Эдвин: «Еще одна загадка? Сколько можно? Интрига на интриге сидит и Викония всем погоняет! Надоело!»
А Джахейра, между тем, скороговоркой добавила:
- Темные клялись мне, что не сделают вам ничего дурного. Наоборот, они утверждали, что берегут Галу от опасности, которая ей угрожает.
За время отсутствия мага Джахейра успокоилась и теперь смотрела на Галатею с надеждой.
- Если они хотят меня защитить – не стоило брать заложника! – бескомпромиссным тоном ответила Галатея. – У них был прекрасный шанс все рассказать, когда мы были в пещерах. Вместо этого темные опаивали нас сонным зельем.
- Может, они ждали подходящего момента, а на всякий случай решили придержать козырь в рукаве – вмешалась в разговор молчавшая до этого времени Вики. – Это вполне в стиле моих сородичей: готовясь к переговорам, мы всегда стараемся запастись вескими аргументами заранее.
- Не понимаю я вас, темных! - Гала яростно сжала руку в кулак: - Я и так борюсь с вампирами, которых вы ненавидите, разве нет? Логично было бы помочь мне, ведь «враг моего врага – мой друг».
Викония грациозно поднялась с кресла, подошла к Галатее и положила руку ей на плечо:
- Гала, во-первых, я больше не темная. Я отреклась от Ши и не подчиняюсь воле Верховной. Во-вторых: я уверена, мои бывшие сородичи хотели о чем-то с тобой договориться. Они заранее подготовились к вашей встрече и вели себя, как минимум, необычно.
- Да уж, - хмыкнул Эдвин, - их поведение больше напоминало бал, организованный орденом паладинов.
- Мало того, - продолжила говорить Викония: - мои бывшие соотечественники считают предмет ваших переговоров важнее, чем борьбу с вампирами. А уничтожение «крадущих жизнь» считается у нас священным.
В ответ на эти рассуждения глаза окружающих удивленно округлились. Что может быть важнее священного долга? С минуту помолчав, Галатея приняла решение:
- Мы должны освободить Халора, это главное. Вики, посоветуй, как это лучше сделать?
- Мне кажется, надо начать с темными переговоры, но на своих условиях, а первым требованием выдвинуть как раз это.
- Логично, раз я им так нужна – придется идти на уступки. – Ехидно улыбнулась Гала. В ее темно-синих глазах промелькнула та самая ненависть, которая проснулась в Галатее на пути из пещер. Или это было отражение одной из граней судьбы, перечеркнувшей своим появлением все остальные возможности.



Вскоре все уже расположились вокруг крепкого деревянного стола, который служил Джахейре и обеденным, и письменным. Комната наполнилась сладкими ароматами цветочного чая и печенья. Казалось бы, старые друзья собрались отдохнуть в теплой компании... Эдвин хмыкнул про себя: "Какая идиллия! Только напряженные лица портят картину."
Будто прочитав его мысли, Викония слегка жеманным тоном попросила:
- Амоен, передай мне, пожалуйста чашечку этого восхитительного напитка. Кстати, Джахейра, а как ты передаешь моим бывшим соотечественникам письма?
- Через одного торговца.
- Как его зовут, - тут же заинтересовалась Галатея.
- Якан Нордив, я оставляла для него письма в представительстве торговой гильдии. - Опустив глаза ответила друидка.
Аэри всплеснула руками:
- Тот самый торговец, на которого якобы напала Эмми!
- Пока вы были у темных, мы так и не сумели выяснить, чем же он торгует. - Добавил Амоен. - Если у него нет своего дела, он не имеет права состоять в гильдии.
- Думаю, - ехидно ответила Викония: - он торгует информацией, очень ценный товар в определенных кругах, знаете ли. А еще некоторыми не очень законными услугами... А с главой гильдии делится доходами.
- Но передавать информацию темным - это измена! - Амоен ударил кулаком по столу и расплескал чай. - Он - гражданин Нефериса и присягал королю!
- Тихо, тихо, Амоен, ты тоже сейчас передаешь кучу информации темным в моем лице. - Викония явно наслаждалась реакцией молодого паладина. "Работать с этими железнолобыми - одно удовольствие!" - вспомнились Эдвину слова темной: "Все эмоции как на ладони."
- Но ты же сама говорила, что больше не с ними! - взревел Амоен.
- Я пошутила. Сейчас пошутила, а не тогда, когда это говорила. - Подмигивая волшебнику ответила темная. - Но мне кажется гораздо более интересным, зачем он так подставил себя с Эмми. Почему не нанял кого-то? Хотите отдать его под суд - пожалуйста. Только сперва советую с ним поговорить и выяснить эту маленькую деталь.
- В этом Вики права, - согласилась Галатея. - Для шпиона темных он ведет себя странно. Но мы забыли самое главное - Халор. Сперва передадим письмо, потом можно будет побеседовать с торговцем и передать его городской страже.
- Надо писать с позиции силы, - как лучший знаток психологии своих бывших соотечественников посоветовала Викония.
- Как бы они в ответ на это не убили Халора… - нервно ответила друидка.
- Мы можем пригрозить темным атакой паладинов, - внес свою лепту в дискуссию Амоен.
- Мой юный друг, даже с врагом мы не должны забывать о чести. – Нравоучительно заметил Келдом: - когда ты не уверен в истинности своих слов – лучше промолчать. А разве ты можешь быть уверен, если даже не поднимал этот вопрос в совете ордена?
- Но неужели наши братья откажут в помощи человеку, попавшему в плен к темным эльфам? Неужели они смогут закрыть глаза на шантаж?
«Неужели вообще имея глаза и голову, к которой они прилагаются, можно быть паладином?» - добавил про себя Эдвин.
- Амоен, сейчас мы должны просить помощь ордена в борьбе с вампирами, а не с эльфами. – сухо ответил Келдом.
Его оруженосец понурил голову:
- Ты прав.
Эдвина подмывало сманить старого паладина в сторону и расспросить его про тот странный взгляд, которым тот его одарил час назад. Но волшебник всё никак не находил нужного повода.
«А что если», - подумалось ему: «Сыграть в открытую. Ведь я имею дело с паладином, как-никак».
Он подошел к Келдому и тихо произнес:
- Келдом, я…
Паладин неожиданно резко поднялся со стула, извинительно кивнул в сторону Галы и вышел на улицу. Волшебник, поколебавшись секунду, направился за ним.
Келдом стоял у противоположного дома, метрах в десяти от входной двери Джахейры.
Эдвин встал рядом. Несколько минут они молчали. В почти полной темноте лицо паладина приобрело какое-то неуловимое сходство с лицами бронзовых статуй легендарных королей и героев. Оно выражало спокойное благородство и легкую печаль. Слегка серебрящиеся усы паладина только добавляли какого-то металлического оттенка.
Наконец Эдвин тихо сказал:
- Келдом, я хотел поговорить с вами наедине.
Паладин чуть заметно усмехнулся:
- Я заметил. Здесь нас никто не услышит.
Маг снова посмотрел на лицо своего компаньона.
«И никакой он не памятник», - понял Эдди: «Такой же человек, как я. Просто старше и… Не мудрее, конечно, но опытней».
Келдом не торопился, он спокойно стоял и ждал, пока волшебник скажет то, что считает нужным.
- Ваш взгляд, - начал Эдди: Сегодня вы так странно….
Паладин поднял руку, прерывая мага и, неожиданно спросил сам:
- Декорас? Декорас «Темная рука»? Полуэльф?
Маг нервно сглотнул и чуть заметно кивнул:
- Вы его знаете?
- Знал когда-то. У него было много прозвищ: «Смертельный глаз», «Дикки – три болта»… Всех уже не припомню.
- У вас… есть к нему долг чести? - осторожно осведомился маг.
Кто их знает, этих паладинов.
Келдом чуть заметно вздохнул:
- Это старые дела. Старые раны и еще более старые обиды. Нет смысла бередить прошлое. Мы считали, что «Темная рука» погиб более двадцати лет назад.
«А он вовсе не умер», - понял Эдди: «Все эти годы он воспитывал меня».
- Вы что-нибудь предпримите?
Старый паладин пожал плечами:
- Это зависит от многих вещей. Думаю, на сегодня с нас хватит и темных эльфов с вампирами.
Келдом сделал несколько шагов в сторону дома Джахейры, но волшебник нагнал его и удивленно произнес:
- А вы меня ни о чем спросить не хотите?
- А ты расскажешь? – хмыкнул Келдом.
- Я… не уверен.
- Думаю, есть та, кому гораздо важнее знать то, что я бы у тебя спросил, - заметил паладин: Но, если вдруг, когда-нибудь, захочешь поделиться и со мной – я к твоим услугам.
Келдом вошел в дом, а Эдвин еще несколько минут стоял, втягивая в себя влажный ночной воздух, смешанный с запахом города. Наконец, озябнув он подошел к двери, и, озорства ради, сказал:
- А теперь можешь вылезать.
К его глубокому удивлению, из тени, что окружала дом, возникла, вернее, буквально соткалась Викония.
- Как ты узнал? – сразу бросила она.
- Что именно? – принял игру Эдди.
- Что я тут пряталась и подслушивала ваш разговор, - заявила без обиняков Вики.
Волшебник постарался выдать из себя максимально лукавую улыбку, но, когда он решил порасспросить заодно и Виконию, она распахнула дверь и проскользнула в дом. Эдвину ничего не оставалось, как проследовать за ней.
Амоен, увидев Вики, обомлел:
- Ты же пошла на второй этаж, взять лекарств! Как ты оказалась на улице?
Вики нагло приобняла Эдвина за талию и проворковала самым жеманным голосом:
- У женщин свои секреты, милашка.

***

Где-то в загадочном уголке вселенной переливалась разноцветными огнями мозаика судьбы. Некоторые ее грани сияли ярким и ровным светом, это были отражения уже свершившихся событий, возможностей, воплотившихся в действительность. Но гораздо больше было здесь то вспыхивающих, то затухающих граней-искорок, переплетающихся друг с другом, будто бусы в ювелирной лавке. В зависимости от происходящего цвет одних граней становился насыщеннее, а другие бледнели или вовсе исчезали во мраке. Вот еще одна грань разгорелась, вытесняя своим ровным, уверенным сиянием все остальные вероятности: в Аменхоте, в небольшом доме недалеко от набережной Галатея приняла решение.
Она взяла перо, быстро написала пару строк и убрала бумагу в конверт.
- Что ты им написала? – Тут же заинтересовался Эдвин.
- Все коротко и ясно: я согласна к переговорам с темными, но не раньше, чем они вернут Халора целым и невредимым. И любая дальнейшая попытка шантажа с их стороны будет означать отказ от всех договоренностей, - сухо ответила эльфийка.
«Почему она сразу убрала письмо в конверт?» - недоверчиво подумал Эдди. «Там было что-то еще? Или я просто становлюсь параноиком?» И тут по ассоциации волшебник вспомнил про письмо Элдреена, которое сейчас лежало в его сумке.
«Теперь уж Вики от меня не отвертится», - восторжествовал маг, и незаметно дотронулся до локтя темной и взглядом указал ей на дверь в соседнюю комнату.

- Опять интригуешь за спиной у Галы? – смеясь, прошептала Вики, едва они переступили порог.
- Не угадала, - ехидно ответил молодой маг: - у меня для тебя есть личное послание.
– Неужели Нолаэр решил передать мне дружеский привет? - Театрально подняла брови Викония.
- И снова промах.
Теперь выражение лица темной эльфийки стало по-настоящему удивленным:
- Кто же тогда?
- Некий Элдреен, знаешь такого? Он считает, что тебе грозит большая опасность.
- Элдреен? Длинноволосый симпатяга, предпочитающий человеческий меч нашему традиционному оружию?
- Думаю, он самый.
- С чего ему вдруг меня предупреждать? Я ведь, в некотором роде, заняла его место… Это он должен был отправиться на поверхность. Но в последний момент Верховная изменила решение, сочтя его слишком... мягким... - Викония задумчиво прикусила нижнюю губу: - А он так хотел выбраться из пещер, мне казалось, Элдреен должен меня ненавидеть. Ну и где же само послание?
Вот, - волшебник протянул ей небольшой конверт: - но пока остальные не заинтересовались, куда мы делись, я хотел еще кое о чем спросить. Ты, ведь, не случайно познакомилась с Дикки? Он был вашим шпионом в Тае, и Верховная отправила тебя именно к нему?
Проглядывая письмо, Викония неожиданно переменилась в лице и требовательно спросила:
- Скажи, темные называли Галу "отмеченной знаком судьбы"?
- Просто "отмеченной знаком" - да.
- Тогда я понимаю... - договорить Викония не успела.


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Четверг, 18.07.2013, 16:31 | Сообщение # 78
Обаятельный
Группа: Проверенные
Сообщений: 89
Статус:


Дом Джахейры будто закачался под ударом невидимого урагана, стекла с треском вылетели из рам, а входная дверь разлетелась на кусочки. В помещение ворвались около дюжины существ. Наверное, их можно было бы назвать людьми, если бы не их внешность. Бледные лица с искаженными губами из под которых торчали отвратительно вида клыки… Тощие, почти изможденные тела, которые, тем не менее, перемещались с какой-то невероятной скоростью…И. наконец, аура темной магии, хорошо ощущаемая Эдвином, густо окутывавшая их….
Вампиры! Натуральные и стопроцентные.
Друзья сразу же оказались разорванными на отдельные очаги сопротивления: Келдом затянул странную литанию, подняв правую руку на уровень груди. Вампиры шарахались от него, но вовсе не думали бежать: они просто обходили старого паладина стороной.
Амоен, обнажив меч, пытался уколоть хоть кого-нибудь из нечисти. Напрасно. Атакующие уклоняли от удара меча или парировали его своими кривыми саблями. Один из вампиров, которого Амоен таки прижал в угол, просто прыгнул на потолок, пробежался по нему до другого конца комнаты и оставил паладина с носом.
Гала на пару с Аэри организовала маленький магический купол, укрывших их. Джахейра пыталась пробиться к ним, но была равнодушно отброшена в сторону.
Эдвин быстро понял, что основной целью вампиров были именно Гала и Аэри. Но все их силы уходили на поддержку купола, Келдом был с другой стороны комнаты и приближался крайне медленно, Джахейра лежала без сознания, а Амоен продолжал гонять вампиров по углам.
Маг, недолго думая, бросился к Галатее. Он понимал, что купол долго не устоит, что Келдом просто не успеет дойти (а если старый паладин прекратит читать литанию, то, видимо, будет немедленно убит).
- К ним, дурак, - бросил Амоену маг.
«Огненный шар? Нет, зацеплю своих», - лихорадочно соображал Эдди: «Дрожь земли? Тогда нас засыплет обломками. Надо выиграть время для Келдома»
Эдвин не первый раз принимал участие в бою. Но «правильное» сражение предполагало сочетание магии и оружия. Сейчас группа не успела ни построиться, ни обсудить тактику боя. Поэтому приходилось рисковать.
Встав в нескольких метрах от магического купола, маг швырнул несколько волшебных стрел. Урон не имел значения – главное, отвлечь тварей от возлюбленной. Если придется, то ценой собственной жизни. Один из вампиров перестал давить на магическую защиту Галы и переключился на Эдди.
- Вот тебе, - заорал в исступлении маг: И еще, и еще.
Вампир взвыл и швырнул в волшебника кривой нож. Эдди ловко увернулся, но коварная сталь все же оцарапала лодыжку.
- Кровь, - односложно заявил вампир, а маг согнулся под давлением невероятной усталости, разом накатившей на него. Он с трудом стоял на ногах, и, из последних сил сосредоточившись, кинул во врага каменную глыбу. Вампир шутя уклонился, и, оскалившись, повторил с явным удовольствием:
- Кровь.
Эдвин рухнул на пол. Силы окончательно оставили его. Он мог лишь отстраненно наблюдать, как вампир не спеша приближается к нему.
Кто-то страшно возопил…
Звенела сталь…
Келдом, уже чуть слышный, монотонно бубнил какие-то слова…
Запела тетива лука…
Все эти звуки Эдди отмечал чисто механически. Он мог просто лежать, и ждать смерти. Но даже осознание этого факта маг принимал совершенно безэмоционально – на эмоции сил не осталось.
Только где-то в глубине себя он немного удивился пению тетивы: кто мог стрелять из лука?
Неожиданно вампир, уже склонившийся над несчастной жертвой вздрогнул, изогнулся и, издав странный шипящий звук, опустился на пол.
Эдвин мгновенно почувствовал прилив сил. Он вскочил на ноги и гляделся. Уже несколько вампиров валялись около купола, утыканные стрелами неизвестного стрелка. Еще двоих собрал возле себя Амоен. Но остальные атаковали купол.



Кинув взгляд на Галу, Эдди понял, что она на грани. Еще чуть-чуть, и магическая защита падет.
Волшебник кинулся к возлюбленной, почти коснулся ее руки (если не считать того, что их разделал купол) и вложил всю свою силу в поддержку. Он буквально чувствовал, как мана скользит по его пальцам, вливаясь в купол.
«Продержаться, главное продержать», - думал маг.
Но тут он заметил, как другой вампир поднял ТОТ САМЫЙ нож, на зазубринах которого виднелась кровь Эдвина.
Волшебник похолодел, но он не мог сколдовать что-либо: стоило на минуту потерять концентрацию и купол неизбежно падет, и тогда твари доберутся до Галы.
Никогда!
Вампир, тем временем, мерзко ощерился, и, смакуя, заявил:
- Кровь!
- Да пошел ты! - только и смог ответить Эдди.
Однако предыдущая потеря сил всё не наступала. Вампир, неожиданно, провел языком по ножу, и озабоченно, то ли произнес, то ли спросил, то ли уточнил:
- Кровь?!
После этого мерзкая тварь спрятала нож за пазухой и пропала из виду.
Однако остальная нечисть билась о купол. Маг держался из последних сил и, посмотрев в глаза Галатеи, сказал так громко, как смог:
- Гала, я тебя…
Слово «люблю» поглотил жуткий вопль.
Это Келдом, наконец, добрался до купола, и, задрав руку почти к потолку, завершил литанию.
Дом снова задрожал, а вампиры, крича и воя, будто от нестерпимой боли, побежали прочь.
Уже через мгновение, кроме друзей и нескольких окончательно умерших в доме никого не было.
Галатея, развеяв купол, бессильно опустилась на руки Эдвина. Он нежно прижал ее на мгновение, хотя сам еле стоя на ногах.
Аэри и очухавшаяся Джахейра кинулись помогать ему, тут только маг понял, что он смертельно устал.
Но это была победа! Важная победа! Чистая победа. И главное – без потерь.
Келдом начал деловито осматривать оставленные врагом трупы и неожиданно хмыкнул:
- Эдвин, этот вампир чуть не отправил вас на встречу с богами?
Маг подошел:
- Кажется, он. А что?
- Взгляните на его сердце. Там сидят три серебряных болта, один за другим.
- Что?
Волшебник изумленно осмотрел тело и подтвердил правильность наблюдений старого паладина.
- Но кто? Кто стрелял из арбалета?
- Дикки – три болта, - хмыкнул Келдом: Его почерк. У вас очень своеобразный ангел-хранитель, мой юный друг.
- Дикки… Ну ладно, но из лука то стрелял не он?
- Исключено. Это был кто-то другой. Предлагаю осмотреть дом.
Паладин и волшебник направились на второй этаж (стрелы, если верить Келдому, летели именно оттуда) и тут же наткнулись на устрашающую картину. Окровавленный труп темного эльфы, возле которого валялся лук, лежал рядышком, почти в обнимку с телом вампира.
- Да… - протянул Келдом: Похоже, вампир успел перерезать ему горло за мгновение до того, как сам помер, или, вернее, окончательно помер от стрелы, что торчит у него из сердца.
- Какого демона здесь делал темный? - изумился Эдди: Какого беса помог нам? Разве что…
Его рассуждение прервал истошный вопль снизу. Кричала Аэри.
- Ну что опять, - простонал маг и побежал на первый этаж.
- Вики, - еще раз возопила Аэри.
Викония!
Маг совсем про нее забыл. Она, вроде как, не принимала участия в сражение. Но где она тогда была?
Эдвин стремглав ворвался в ту комнату, где они секретничали с Вики до начала атаки.
Темная лежала на полу, а у нее из спины торчали две стрелы. Это были те же стрелы, которыми были нашпигованы вампиры в большой комнате.


Лучше один раз ослепнуть от любви, чем всю жизнь видеть ненависть.
 
Дата: Суббота, 20.07.2013, 09:16 | Сообщение # 79
Статус Звезды
Группа: Администраторы
Сообщений: 1224
Статус:
Как мне жаль эту белокурую темную эльфийку(( Бедная девочка(( Ситуация принимает серьезные обороты))) Очень интересно))) Чем дольше читаю, тем больше втягиваюсь))) У меня неожиданно промелькнула мысль, что этот торговец заставит всех еще не раз удивится, особенно Эдди. Мне кажется, что этот полуэльф очень тесно связан с Эдди, даже намного больше чем он сам может себе представить. Здесь кроется какая-то тайна, начиная с самого его рождения, рождения Эдвина.

С нетерпением буду ждать твоей развязки))) 11


My second home - Toronto
 
Дата: Среда, 31.07.2013, 09:22 | Сообщение # 80
laetissimo
Группа: Модераторы
Сообщений: 737
Статус:
Фух!Все, управилась я , и всех догнала, теперь буду вместе с Алесей отслеживать процесс=)))))Жду серий новых!=))))

Счастлив- не сожалеющий о прошедшем...
 
Форум » Скриншоты и сериалы » Ваши сериалы и истории » Грани судьбы (легкий коктейль из фэнтези, приключений и романтики)
Страница 8 из 9«126789»
Поиск: